Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово подавать иски к клиентам кредитных учреждений, которые забрали свои вклады незадолго до объявления банка банкротом. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на клиентов нескольких подобных организаций.
Россиян заставили вернуть деньги на вклады обанкротившихся банков
РИА Новости

В рамках банкротства Военно-промышленного банка агентство подало более 150 исков об оспаривании сделок, совершенных перед признанием банка несостоятельным. Иски были поданы спустя год и более после снятия гражданами средств, причем треть претензий относилась ко вкладчикам — физическим лицам. Также претензии АСВ оспаривают около 400 вкладчиков Татфондбанка. По словам клиентов, «некоторые иски суд рассматривал за 10-15 минут, унизительно быстро решая судьбу людей». При этом решения были вынесены в пользу АСВ «как под копирку».

 

После возвращения средств банку у клиента есть возможность частично вернуть деньги в виде страховки — это касается вкладов на сумму до 1,4 миллиона рублей. Tсли сумма вклада выше, клиенту банка необходимо встать в реестр кредиторов, но возврат остатка не гарантирован.

 

В самом агентства отметили, что «закон не предусматривает признания недействительными абсолютно всех совершенных в пределах месяца до даты отзыва у кредитной организации лицензии сделок». Недействительными могут быть признаны только те сделки, которые выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности. «Как наиболее частый признак выхода сделки за такие пределы выступает ее совершение в условиях явной фактической неплатежеспособности банка, при которой банк не исполнял требования других кредиторов (наличие картотеки — прим. "Лента.ру")», — отметили в АСВ.

 

В агентстве отметили, что общее количество судебных споров в рамках банкротства банков увеличилось в связи с ростом числа ликвидируемых кредитных учреждений и поступлением под управление агентства ряда крупных банков. При этом эксперты отмечают, что такая практика может привести к массовому недовольству клиентов обанкротившихся банков в связи с тем, что «вкладчик зачастую не знал и не мог знать о плохом финансовом состоянии банка», а также значительному росту судебных издержек.