По предположениям экспертов, экс-канцлер пытается показать себя человеком, который по политическим, а не коммерческим соображениям борется за восстановление отношений между Германией и Россией.
Шредер отказался от зарплаты в «Роснефти»
Zuma\TASS

Для России — бесплатно. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер не получает зарплату в «Роснефти». Шредер в 2017 году возглавил совет директоров российской публичной акционерной компании.

 

Сообщалось, что он будет получать полмиллиона долларов в год. Правда, это до налогообложения в России, после него — 350 тысяч. Но и с этих денег, как писали СМИ, нужно будет заплатить налог в Германии. А в понедельник глава «Роснефти» Игорь Сечин сообщил, что Шредер отказался от вознаграждения.

 

А в самой компании Business FM уточнили, что Шредер не получает вознаграждение ни в какой форме. Почему? Взгляд из Германии немецкого политолога Александра Рара:

 

Александр Рар
журналист, политолог

 

«Мне кажется, что Шредер, может быть, сейчас пытается себя показать и немецкой, и мировой общественности как человек, который, скорее, по политическим, а не по коммерческим соображениям борется за восстановление отношений между Германией и Россией. В том числе, и в энергетической сфере. Ведь после ухода в тот мир таких величин, как Гельмут Шмидт или Ганс-Дитрих Геншер и многих-многих других, которые умерли просто за последние пару лет, в Германии уже не оказалось такого большого авторитетного бывшего политика, но даже и нынешнего политика, который бы делал отношения между Россией и Германией своим заветным или святым делом, который бы боролся за это, который объяснял бы общественности, почему это все нужно. И делал бы это именно не за деньги, а по полному своему стопроцентному убеждению, что так можно спасти мир в Европе. И мне кажется, что Шредер все больше и больше понимает в этом отношении свою ответственность, политическую, моральную и, в первую очередь, историческую за то, что именно на него сейчас ложится эта важная ноша, если так можно выразиться, — делать все, чтобы отношения между Германией и Россией восстановились».

 

Игорь Сечин связал решение Шредера с тем, что он «идеолог развития российско-германского сотрудничества».