Минэкономразвития ухудшило оценку роста российской экономики.
Экономика России: зарплаты растут, ВВП падает
Reuters

По уровню реальных зарплат россияне вернутся в 2014 год, это случится по итогам января, подсчитало Минэкономразвития. А экономический рост в России снова замедляется. По итогам прошлого года он может составить 1,4%. В лучшем случае — 1,8%. Если такой рост и будет, то лишь за счет роста цен на нефть, отмечают эксперты.

 

Минэкономразвития обнародовало собственную оценку итогов развития экономики России за прошлый год и уточнило прогноз на этот год. Относительно хорошая новость: зарплаты растут. «Темпы роста реальных заработных плат в октябре и, по предварительной оценке, в ноябре вновь обновили максимум с начала восстановительного цикла (5,4 % год к году в октябре-ноябре)», — говорится в обзоре.

 

Ускорение роста реальных заработных плат происходит в условиях сохранения безработицы на низких уровнях, рекордного замедления инфляции, а также повышения оплаты труда отдельным категориям работников бюджетной сферы в четвертом квартале 2017 года.

 

По оценкам Минэкономразвития, индекс реальных зарплат превысит предыдущий максимум 2014 года уже в январе 2018 года.

 

Курс рубля при этом сначала был стабильным, но во второй половине года «сформировалась тенденция к ослаблению». В итоге рубль ослаб на 8,1%. Зато курс «отвязался» от стоимости нефти, напоминает Минэкономразвития.

 

«Произошедшее снижение зависимости обменного курса рубля от цен на нефть стало результатом реализованных структурных реформ в макроэкономической политике», — отрапортовало министерство.

 

Возвращение на дно?

 

Плохая новость — экономика снова показала тенденцию к замедлению. Напомним, в 2016 году был экономический спад на 0,2%. В прошлом году экономика начала восстанавливаться, и эксперты, в том числе западные, дружно пересматривали свои прогнозы в сторону ускорения. Оптимисты доходили в своих прогнозах до роста, превышающего 2%.

 

Вотчиной оптимистов традиционно считается Минэкономразвития, независимо от того, кто его возглавляет. Предыдущий глава МЭР Алексей Улюкаев, когда экономический рост снижался, периодически «нащупывал дно» и ждал отскока. Нынешний глава Максим Орешкин продолжает традиции поиска оптимизма там, где обнаружить это не так-то и просто.

 

31 августа прошлого года Орешкин представил уточненный прогноз социально-экономического развития до 2020 года. Он сообщил, что на 2017 год прогнозируется рост до 2,1%, а в 2018-2020 годах — до 2,1-2,3%.

 

«Устойчивый рост, о котором мы говорили, продолжается, он начался в середине 2016 года. Это уже видно и по показателям годового роста ВВП. Во II квартале рост ВВП составил 2,5%», — отмечал Орешкин. Но затем рот выдохся — до 1,5% в июле. В Минэке объяснили это временными факторами — плохой весенней погодой. Но урожай будет хорошим, выразил надежду Минэк.

 

«В августе-сентябре мы увидим гораздо более позитивную динамику по выпуску в сельском хозяйстве, и этот фактор начнет играть в другую сторону в эти месяцы», — говорил Орешкин.

 

В итоге урожай зерновых стал не просто не хуже предыдущих лет, а рекордным. Но игры «в другую сторону» не случилось. В третьем квартале ВВП, по данным Росстата, вырос всего на 1,6%.

 

Итоги ноября-декабря прошлого года совсем не впечатляют. В ноябре, по оценке Минэкономразвития России, ВВП сократился на 0,3 % по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года.

 

Основной отрицательный вклад в ВВП внесла динамика промышленного производства (-1,2 п.п.). В ноябре снижение было обусловлено в первую очередь «неожиданным спадом в обрабатывающей промышленности (- 4,7 % год к году)». Но в декабре произошла «нормализация» производственной активности, добавляют в Минэкономразвития.

 

Рост розничного товарооборота в последние три месяца стабилизировался на уровне около 3 % год к году. Индикаторы инвестиционной активности также указывают на продолжение роста инвестиций, считают в Минэкономразвития.

 

В итоге Минэк был вынужден снизить оценку ВВП за 2017 год. «Месячные и квартальные данные Росстата указывают на темп роста по итогам 2017 года на уровне 1,4–1,8%», — говорится в обзоре, обнародованном 15 января.

 

При этом окончательные данные могут отличаться из-за возможного уточнения ретроспективных данных и в связи с поступлением дополнительной информации, предупреждает Минэк. «Ряд непосредственно наблюдаемых данных (потребление электроэнергии, грузоперевозки ж/д транспортом, авиаперевозки, продажи автомобилей, результаты опросов предприятий) указывают на то, что рост в прошедшем году мог быть выше», — говорится в обзоре.

 

Рост цен не удержать

 

Уточненного прогноза по ВВП на текущий год обзор не содержит. Ситуация с инфляцией, скорее всего, ухудшится, и рост цен может обесценить рост реальных зарплат, с таким трудом вернувшихся к уровню 2014 года.

 

Потребительская инфляция по итогам 2017 года достигла исторически минимального значения — 2,5 % год к году (в 2016 году инфляция сложилась на уровне 5,4%). Но уже в декабре потребительская инфляция начала расти «под влиянием роста цен на продовольственные товары и бензин». В январе, по оценке Минэкономразвития, инфляция составит 0,4–0,5 % месяц к месяцу, а в годовом выражении — 2,3–2,5 % г/г.

 

Маловероятно, что инфляция удержится на таком рубеже, считает Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade. «В наступившем году ожидается заложенная в бюджете индексация зарплат и пенсий, «предвыборные» выплаты и списания долгов. Доходы в итоге немного подрастут. Все это увеличит инфляцию до 3,9-4%», — считает он.

 

Правильных причин для удержания и тем более снижения инфляции почти не осталось. Разве что рост цен будет сдерживаться снижением доходов населения, которые падают уже четыре года подряд. А хороший урожай и укрепление рубля уже почти отыграны рынком.

 

К тому же инфляция уже «перелетела» уровень в 4%, намеченный Центробанком, и регулятор не будет предпринимать значимых усилий для сдерживания инфляции.

 

Аналитики российского рейтингового агентства АКРА считают, что низкая инфляция не нужна ни регулятору, ни бизнесу. «Переход к устойчиво низкой инфляции ограничит возможности российских компаний использовать традиционные методы управления издержками. На 1% инфляции крупный бизнес мог экономить 0,1–0,2% удельных издержек за счет заморозки цен в контрактах подрядчиков и ставок зарплат», — говорится в отчете АКРА.

 

Острее всего на режим низкой инфляции отреагируют те отрасли, цены на рынках сбыта продукции которых связаны с общим инфляционным фоном (инфраструктурные монополии и сектор услуг). Низкая инфляция — риск и для нефинансовых кредиторов (энергетика, ЖКХ): практика списания безнадежных неплатежей станет дороже.

 

В 2015 году рост цен составлял рекордные 12,9%, в 2014 году — 11,4%, в 2013 году — 6,5%, в 2012 году — 6,6%, в 2011 году — 6,1%.

 

Рост в России вдвое ниже мирового

 

Что касается роста ВВП, то следует вспомнить, что в 2015 году было снижение ВВП на 2,8%, в 2016 году — на 0,2%. Сейчас рост экономики «во многом происходит из-за статистического эффекта «низкой базы», уточняет Гойхман.

 

Оснований для устойчивого роста не было в прошлом году, и маловероятно, что они появятся в этом. «Экономика оттолкнулась от «дна» в основном из-за роста сырьевых цен. Цена нефти марки Brent с декабря 2016 года повысилась почти наполовину, находясь большую часть года выше $50 за баррель, что вполне комфортно для России. Но структурных, технологических, инвестиционных изменений в экономике не произошло», — говорит эксперт.

 

Экономический прогноз АКРА на 2018–2021 годы был немного скорректирован в октябре 2017 года, но не затронул темпов роста ВВП.

 

«За счет меньшей, чем мы ожидали ранее, жесткости рынка труда экономика России будет быстрее приближаться к потенциальным темпам роста — 1,5% в год», — говорится в прогнозе, поступившем в редакцию.

 

В Ноябре Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) улучшил прогноз по росту ВВП РФ на 2017 год до 1,8% с 1,2%, а в 2018 году российская экономика, согласно прогнозу банка, вырастет на 1,7%. При этом эксперты ЕБРР отмечают, что инвестиционная деятельность в России ограничена экономической неопределенностью в целом и некоторой напряженностью в финансовом секторе.

 

«Без значительных реформ долгосрочный ежегодный рост не превысит 1-2% из-за низкой инвестиционной активности, устаревших производственных мощностей и некоторых внутренних структурных факторов, таких как слабая демография и устаревшая инфраструктура», — сообщается в макропрогнозе, где также указано, что геополитическая напряженность и продление санкций представляют риски для дальнейшего развития российской экономики.

 

Основными рисками для России ЕБРР также называл недостаток поддерживающих инвестиции реформ бизнес-среды, геополитическую напряженность и пролонгацию санкций.

 

По прогнозу МВФ, мировой ВВП поднимется в 2017 году на 3,6% и на 3,7% в 2018 году.