Публичные заявления российских властей изобилуют негативной риторикой в отношении криптовалют.
Что поможет России отказаться от нефти
ТАСС

Чиновники напирают на то, что анонимность транзакций бьет по государственному суверенитету, а криптовалюты могут использовать террористы и преступники. Однако отрицать прогресс и перспективность новых технологий бессмысленно, поэтому к криптовалютам присматривались достаточно непублично. «Лента.ру» разбиралась, как тяжелая на подъем Россия хочет вклиниться в передовой мир криптовалют.

 

Отличить реальный продукт от информационного пшика на крипторынке становится нереально сложно, как, впрочем, и оценить, когда представитель российской власти говорит всерьез или просто пытается вклиниться в новомодный тренд. Отсюда и изобилие новостей вроде «депутат предложил построить Биткоин-Сити». На этом конкретика о проекте заканчивается, но это уже неважно — звучит-то стильно, модно, молодежно — особенно с учетом того, что депутат прямого отношения к экономике не имеет и сидит в комитете по образованию.

 

От слов к делу российские криптовалютчики перешли после того, как в ходе Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) президент России Владимир Путин встретился в кулуарах с основателем блокчейн-платформы Ethereum Виталиком Бутерином.

 

«Бутерин рассказал о возможностях использования разработанных им технологий в России. Президент поддержал идею налаживания деловых контактов с возможными российскими партнерами», — гласил сухой релиз на сайте Кремля.

 

Публично о подробностях встречи не рассказывали, однако ряд экспертов считает, что Путину очень понравилась технология — ведь с ее помощью можно быстро поднять экономику. «Майнить биткоины прибыльнее, чем качать нефть», — убежден, например, эксперт Том Луонго. Он уверен, что российские власти осознали огромный потенциал блокчейна для финансовой и банковских систем и решили сделать ставку на проект Бутерина.

 

Слова отчасти подтверждаются делом — в октябре президент России поручил правительству вместе с Банком России создать необходимую законодательную базу под криптовалюты. Также Путин потребовал законодательно прописать основные понятия криптомира: «технология распределенных реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт». Цифровые деньги же, видимо, будут приравнены к биржевым продуктам.

 

Бум эфира

 

Ethereum Бутерина — вторая по капитализации криптовалюта на рынке после классического биткоина — 32 миллиарда долларов против 125 миллиардов. Однако у «эфира» есть конкурентное преимущество, которое крайне перспективно как раз в мире финансов, — платформа позволяет заключать «умные (или smart — «Лента.ру») контракты».

 

О старте разработок на базе Ethereum в августе объявил Внешэкономбанк (ВЭБ). Бизнес-омбудсмен и лидер «Партии Роста» Борис Титов заявлял о необходимости использовать блокчейн на выборах, а также в государственных делах. По его мнению, блокчейн на выборах значительно бы повысил уровень доверия к институту, а также помог бы сократить аппарат государственных чиновников и ускорить процесс принятия решений. Правда, заявления Титова больше похожи на предложение депутата создать «Биткоин-сити», в отличие от, вероятно, самого масштабного и самого практичного проекта на территории России — проект «Мастерчейн» — российская автономная платформа на базе решений Ethereum.

 

«Мастерчейн» создается ассоциацией «ФинТех» при поддержке Банка России, то есть он уже имеет юридическое преимущество над большинством проектов, которые по-прежнему находятся в «серой зоне» из-за отсутствия законодательства. Проект включает в себя три амбициозных пласта: децентрализованная депозитарная система для учета закладных, система распознавания клиента (KYC) и реестр цифровых банковских гарантий.

 

В консорциуме участвуют ведущие игроки российского рынка: Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, ФК «Открытие», Тинькофф-банк, платежный сервис Qiwi и авиакомпания S7. По задумке проекта, к ним должны будут присоединиться такие государственные структуры как Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), Росреестр и другие. Основная цель проекта — создание единой базы мгновенного обмена финансовыми данными, документами и информацией о клиентах.

 

Лидер блокчейн-дискурса — Сбербанк, кстати, недавно объявил о вступлении в мировой некоммерческий консорциум на базе Ethereum — Enterprise Ethereum Alliance (EEA). Альянс создан в феврале 2017 года для поиска возможностей применения технологии блокчейн на платформе Ethereum в реальном бизнесе.

 

В объединение уже вступили около 180 крупных компаний, среди которых: CME Group, Credit Swiss, DTCC, ING, JPMorgan, Santander, UBS, Accenture, Deloitte, Intel, Microsoft, MasterCard и др. Таким образом экспансия Ethereum не заканчивается Россией, а вполне себе становится мировым финансовым решением.

 

Сбербанк, кстати, лидер крипторазработок не только на словах, но и на деле — в середине ноября старший вице-президент финорганизации Александр Ведяхин признался, что Сбер скупил огромное количество необходимых для сложных вычислений видеокарт. Как пояснил вице-президент, массовая закупка видеокарт была необходима для лаборатории искусственного интеллекта. А глава банка Герман Греф неоднократно рассказывал, что сам пользовался криптовалютами, в том числе и для покупки футболки за 12 биткоинов.

 

Зачем качать нефть, когда можно качать деньги

 

Российские наработки в области главной финансовой темы 2017 года не ограничиваются только техническим апдейтом и повсеместным внедрением блокчейна. Россия вполне может выйти на рынок майнинга криптовалют, самым перспективным и амбициозным проектом здесь представляется Russian Miner Coin (RMC). Это проект российского интернет-омбудсмена, предпринимателя и главы компании Radius Group Дмитрия Мариничева.

 

Первое, что вы увидите, попав на сайт RMC, — это нефтяные вышки, которые качают биткоины. RMC — это криптоконгломерат: компания занимается майнингом и разработкой майнеров, для развития собственных добывающих мощностей компания провела ICO. Мариничев и его коллеги планировали привлечь в ходе первичного размещения токенов около 100 миллионов долларов, однако подняли только 43,2 миллиона, что при этом является абсолютным рекордом для российских проектов.

 

Средства компания намерена инвестировать в развитие нового майнера под названием Multiclet. Компания утверждает, что с его помощью можно будет сократить потребление электроэнергии в 220 раз, а скорость окупаемости инвестиций довести до 24 часов. Компания продает майнеры, а также предлагает новым клиентам вступить в собственный клуб, что наделяет участника определенными преференциями и скидками внутри экосистемы RMC.

 

Объемы майнинга RMC на текущем этапе не раскрываются, оценить эффективность продуктов RMC достаточно сложно. Однако значительные инвестиции в проект вкупе с дешевой по мировым меркам электроэнергией действительно делает компанию перспективной. Более того, Маринечев имеет формальную государственную должность — интернет-омбудсмен, а среди его партнеров значится Оксана Бобылева, которая возглавляет ту самую блокчейн-лабораторию в «Партии Роста», о которой рассказывал уже бизнес-омбудсмен и глава партии Борис Титов.

 

В проекте также задействован генеральный директор торговой сети компьютерной техники Sunrise и муж Бобылевой Сергей Бобылев. Торговая сеть разорилась в 2007 году из-за экономического кризиса, а сам Бобылев в 2009 году был арестован по делу о мошенничестве и выводе активов из компании. В 2010 году Бобылев вышел на свободу под залог. Примечательно, что один из майнеров RMC получил название Sunrise.

 

Догнать и перегнать

 

Россия не входит в число лидеров майнинга криптовалют, однако RMC очень рассчитывает этот тренд изменить. В настоящий момент абсолютным лидером майнинга является Китай, на него приходится до двух третей мировой добычи криптовалют. Эпоха домашнего или кустарного майнинга уже прошла — мощностей небольших ферм просто не хватает для обработки информации по новым блокам, они не окупаются, поэтому владельцы ферм начали основывать так называемые пулы, в которых они объединяли собственные мощности и получали доход пропорционально вкладу в совокупную мощность.

 

Самые крупные пулы находятся в Китае. Antpool, который принадлежит компании BitMain, вырабатывает около 25 процентов всех блоков. На BTC.top приходится около 11,2 процентов, замыкает тройку BTC.com с долей в 10 процентов. Конкуренцию китайским пулам пока составляет только один международный блокчейн-конгломерат — Bitfury, с основными мощностями в Грузии и Исландии.

 

Конкурентное преимущество России на этом рынке — дешевая электроэнергия и возможность размещения мощных дата-центров в холодных регионах страны — это решит проблему с тепловыведением пулов. Однако действия российских властей могут снизить привлекательность развития майнинга в России. Недавно зампред Ольга Скоробогатова, которая курирует блокчейн-технологии в ЦБ, анонсировала введение налога на майнинг, причем как для физических, так и для юридических лиц.

 

Размер или ставка налога не называлась, однако любая дополнительная нагрузка на майнинг сделает развитие этой индустрии на территории России менее привлекательным, чем в других странах, где о подобных инициативах речи пока не идет. Вдобавок сложности ощущаются на стадии создания юридической базы. Если в прошлом месяце чиновники утверждали, что проработают вопрос до конца 2017 года, то теперь же соответствующие законы придется ждать до второй половины 2018 года.

 

Окно в Европу

 

Рынок криптовалют децентрализован, не имеет границ, а транзакции невозможно отследить регулятором — именно этим преимуществом также может быть обусловлен интерес российских властей. Криптовалюты могут стать нестандартным решением проблемы доступа к зарубежным капиталам в условиях западных санкций. А еще с помощью криптовалют в разы проще выводить средства за рубеж — никаких офшоров и минимум посредников.

 

Однако не все разделяют эту позицию, есть мнение, что в системе блокчейна вас, может, и не вычислят, зато поймают в тот момент, когда вы попробуете обналичить деньги в локальных валютах, а также тогда, когда захотите пополнить свой криптокошелек — ведь переводить деньги придется все равно с помощью сервиса, который регулируется местными властями. Сторонники этой теории, почему-то не допускают, что платежный сервис или банк будут в сговоре с бенефициаром, видимо, не следили, что значительная часть банковских лицензий в России отзывается именно за отмывание преступных доходов.

 

В 2017 году главная криптовалюта мира почти ежемесячно обновляла исторические рекорды. В пятницу, 17 ноября, курс впервые достиг 8 тысяч долларов за один биткоин. Курс, конечно, чувствителен к новостям криптомира вроде запрета бирж и ICO в Китае, однако основные успехи и рекорды криптовалюта била без особого информационного фона. Кто знает, возможно, богачи уже выводят свои деньги в электронные деньги.