Платежный сервис ChronoPay подал к Тинькофф-банку иск на 5,1 млн руб. с целью возместить убытки за отказ кредитной организации от исполнения договора эквайринга.
С Тинькофф-банка взыскивают убытки
Коммерсантъ

Сегодня в Арбитражный суд Москвы поступил иск от компании «Хронопэй Восток», которая представляет в России международную платежную систему ChronoPay, на 5,1 млн руб. Как рассказал “Ъ” заместитель гендиректора компании Дмитрий Артимович, это иск о возмещении ущерба за отказ Тинькофф-банка работать с компанией. «Мы потеряли треть клиентов из числа тех, которые обслуживались через Тинькофф банк»,— сообщил господин Артимович, отказавшись назвать объем потерь.

 

Ранее издание Inc. сообщило, что 31 июля в ChronoPay поступило письмо Тинькофф-банка о разрыве соглашения, заключенного 6 марта 2015 года, и отключении всех клиентов без объяснения причин. Как сообщал РБК, ChronoPay уже пожаловалась в ЦБ на действия банка, расторгнувшего в одностороннем порядке договор об эквайринге (приеме платежных карт к оплате). ChronoPay, указал РБК со ссылкой на жалобу, утверждает, что банк грубо нарушил один из пунктов договора и проводил возврат средств из причитающейся ChronoPay комиссии, а также компенсировал свои риски по договору из комиссионных средств компании.

 

В Тинькофф-банке отрицают какие-либо нарушения со своей стороны. «В договоре говорится о том, что каждая из сторон вправе отказаться от исполнения настоящего договора в одностороннем порядке, письменно уведомив об этом другую сторону не менее чем за 30 календарных дней до предполагаемой даты расторжения,— подчеркнули в пресс-службе банка.— Мы отправили официальное уведомление 31 июля, а прекратили сотрудничество с сервисом 4 сентября. У ChronoPay было больше месяца и больше положенного срока на перевод клиентов».

 

Тем не менее в качестве одного из аргументов в ChronoPay считает отсутствие в договоре оснований именно для его расторжения таким образом. По словам господина Артимовича, в договоре не был записан пункт под названием «расторжение договора» в одностороннем порядке. «Пункт иной — отказ от исполнения договора, который влечет другие юридические последствия, в том числе обязанность отказавшейся стороны возместить другой стороне ущерб»,— пояснил он.

 

Действительно, в Гражданском кодексе (ГК) это две разные статьи — 450-я и 450.1. Однако, по словам юриста компании «Ильяшев и партнеры» Дмитрия Константинова, сам по себе отказ от исполнения договора в одностороннем порядке не влечет обязанности возмещать контрагенту убытки, если иное не предусмотрено соглашением. «В ГК есть основание для возмещения убытков, но к данному случаю оно не имеет отношения»,— уточнил господин Константинов.

 

Более того, ст. 450.1 ГК «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору» введена федеральным законом от 8 марта 2015 года, а договор был заключен 6 марта 2015 года. То есть раньше, а закон обратной силы не имеет. «В таком случае будет применяться ст. 450 “Основания изменения и расторжения договора”. Можно придраться к формулировкам в договоре, но могу предположить, что суд сочтет их корректными и примет как законное основание для расторжения»,— заключил господин Константинов.