Крупнейшие автомобильные концерны поворачивают в сторону экологичного транспорта, делая ставку на электромобили. Гиганты мировой индустрии готовы вкладывать в разработку «машин на батарейках» миллиарды долларов.
Почему электромобили взвинтят цены на топливо
Sean Gallup / Getty Images

Казалось бы, смерть транспорта с двигателем внутреннего сгорания, на который приходится больше половины потребления нефти, должна привести к закату эры углеводородов. Но только на первый взгляд.

 

Поставили на зарядку

 

На днях очередной крупный производитель — американский концерн Ford — вслед за многими другими официально объявил о готовности перевести свой транспорт на электрические и альтернативные виды топлива.

 

Уже через три года в компании обещают электрифицировать 40 процентов всех своих моделей, а к 2030-му — абсолютно все. Более того, в 2020 году Ford планирует начать производство компактного электрического кроссовера с запасом хода 480 километров на одном заряде аккумулятора. Холдинг рассчитывает потратить на программу электрификации 4,5 миллиарда долларов, из которых 700 миллионов вложат в производство электрических и автономных автомобилей во Флэт Роке (штат Мичиган). В ближайшие пять лет инженеры Ford создадут 13 новых моделей с электрическим приводом, включая гибридные версии пикапа F-150 и спорткара Mustang, подзаряжаемый гибридный фургон Transit Custom, модели для полиции, такси и каршеринга. Одна из крупнейших в мире автомобильных корпораций подошла к делу со всей серьезностью: в мае 2017-го под гибриды и электрокары был зарегистрирован новый бренд — Energi, даже ходили слухи (официально ничем не подкрепленные) о том, что Ford полностью перейдет на выпуск электрокаров.

 

Исполнительный председатель компании Билл Форд, презентуя новую стратегию, помянул глобальное потепление и наступление интернета вещей, но предпочел умолчать о скандале с дизельными Volkswagen и намерении ряда стран в обозримой перспективе запретить эксплуатацию машин, оборудованных только двигателями внутреннего сгорания (ДВС).

 

Ранее о постепенном переходе на альтернативные виды топлива уже объявил другой крупнейший в мире автомобилестроительный холдинг — Volkswagen, а также входящая в его состав Audi. Отказаться от выпуска машин с ДВС пообещала Volvo. Популярный тренд, как ни удивительно, коснулся даже премиальных марок, таких как Jaguar и Bentley.

 

Заезд на выживание

 

Как бы ни злорадствовали скептики, в последние годы увлечение машинами с электродвигателями приобрело среди автопроизводителей характер настоящей эпидемии — они есть в линейке практически всех крупнейших концернов. И, конечно, это не только дань мейнстриму и добровольная борьба с парниковыми газами (здесь мощнейшие автоконгломераты несколько лукавят). Все дело в меняющихся условиях ведения бизнеса.

 

Франция, Великобритания Испания, Германия, Индия, Китай (самый крупный мировой авторынок) и ряд других стран уже заявили о намерении к 2030-2040 году запретить использование автомобилей на традиционном топливе — бензине и дизеле. Масла в костер, раздуваемый «зелеными», подлил скандал с занижением выбросов автомобилей концерна Volkswagen. «Дизельгейт», как его окрестили в прессе, уже обошелся немецкому холдингу в 1,67 миллиарда долларов (и это только в США).

 

Даже в России с не самым благоприятным для электрокаров климатом, консервативным и не слишком обеспеченным населением количество таких машин понемногу увеличивается — что называется, не благодаря, а вопреки. По данным аналитического агентства «Автостат», в конце 2011 года на учете стояло 19 электромобилей, в июле 2017-го — уже около 1100. Треть из них зарегистрированы в московском регионе, представлены они всего несколькими моделями — почти 70 процентов приходится на Nissan Leaf и Mitsubishi i-MiEV. В агентстве считают, что продажи и дальше будут расти, но до больших величин в России еще далеко из-за климатических условий и дороговизны таких авто. В лучшем случае за десять лет рыночная доля электромобилей в нашей стране приблизится к одному проценту, гибриды могут продаваться чуть поживее, полагает гендиректор «Автостата» Сергей Целиков.

 

В то же время в прошлом году глобальный рынок электромобилей вырос на 60 процентов, перешагнув планку в два миллиона единиц, сообщается в докладе Международного энергетического агентства. Всего было приобретено более 750 тысяч «машин на батарейках», из них около 40 процентов — в КНР (Поднебесная по этому показателю обогнала США).

 

На мировом рынке электромобили в ближайшие годы станут самым динамичным сегментом, уверен аналитик «ВТБ Капитал» Владимир Беспалов. «Это связано с ресурсами разработчиков, ужесточением экологических требований регуляторов, субсидированием экотранспорта. С учетом низкой базы это направление будет быстро расти, но на горизонте ближайших пяти лет доля электрокаров в общем парке, который составляет порядка 1,3 миллиарда единиц, останется небольшой», — добавляет он. По разным прогнозам, к 2030 году по дорогам мира будет колесить от 50 до 150 миллионов электромобилей. По оценкам Bloomberg, к 2025 году стоимость машин на электротяге вплотную приблизится к цене автомобилей с ДВС.

 

К этому времени стоимость батарей для электротранспорта должна снизиться до 100-150 долларов за киловатт/час с 250-300 долларов в 2015-м — то есть вдвое, посчитали в Минэкономразвития. Снижение цены на 20-25 долларов произойдет благодаря эффекту масштаба производства, еще 25-30 долларов экономии даст интеграция цепочки создания стоимости (включая локальное производство), 95-100 долларов — улучшение конструкции и систем управления, поясняет Беспалов.

 

Естественно, перспектива завоевания мирового рынка электромобилями — дело не завтрашнего дня и, возможно, даже не послезавтрашнего (десятки лет потребуются только на то, чтобы вывести из эксплуатации действующий парк машин с ДВС). Тем не менее достаточно обратить внимание на бурное развитие интернета: кто в России четверть века назад верил, что доступ в сеть будет не только в каждом доме, но и в каждом телефоне?

 

Поведение автоконцернов отчасти напоминает стратегию табачных компаний, объявляющих войну курению и постепенно переходящих на так называемые электронные сигареты (безвредность которых, к слову, пока не доказана). Крупнейшие автомобильные бренды также не отказываются от выпуска «традиционных» авто, постепенно приучая потребителей к мысли, что рано или поздно придется пересесть на электромобили.

 

Когда закончится нефть

 

Согласно данным ОПЕК, доля транспорта в общем объеме потребления нефти достигает 57 процентов. Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев уверен, что в ближайшие десять лет автомобили на электротяге займут лидирующие позиции в странах с теплым климатом, потеснив машины с ДВС. Но это, по мнению эксперта, только сыграет на руку нефтяникам.

 

«По прогнозам Всемирного фонда дикой природы (WWF), потребление нефти в мире при переходе на электротранспорт вырастет на 20 процентов. Дело в том, что основная часть автомобилей сконцентрирована в крупных городах, и практически во всех мегаполисах мира основным топливом для теплоэлектростанций является мазут, за исключением России и США — они могут себе позволить использовать газ», — говорит эксперт. Для глобального перехода с нефтепродуктов на газовую энергогенерацию нужно существенно наращивать добычу голубого топлива.

 

«Из частично освоенных источников, которые могут дать значительный прирост добычи газа, в первую очередь можно говорить о крупнейшем месторождении Южный Парс (запасы оцениваются в 38 миллиардов кубометров газа — прим. «Ленты.ру»). Часть месторождения (Северное), расположенная на севере Катара, более-менее освоена и позволяет экспортировать около 80 миллиардов кубометров в год. Его южная часть (Южный Парс) осваивается Ираном, но намного медленнее — в связи с политической обстановкой вокруг этой страны», — говорит Танкаев. И добавляет, что экспорт российского газа также ограничен: трубопроводы протяженностью более пяти тысяч километров фактически нерентабельны, а вывоз за рубеж сжиженного газа (СПГ) ограничивает монополия «Газпрома» на такие поставки.

 

В этой обстановке Танкаев считает наиболее вероятным увеличение доли нефтяной генерации и, как следствие, потребления нефти. Вслед за спросом вверх может пойти и цена барреля. При этом сильно изменится структура нефтепереработки в сторону упрощения технологий — переход на выпуск мазута и дизтоплива, что также будет выгодно нефтяникам (затраты на переработку нефти окажутся ниже).

 

По словам эксперта, закат нефтяной эры «может произойти не из-за истощения запасов углеводородов, а в результате технологической революции в энергетике» — к примеру, широкого распространения водородного топлива. Пока углеводородная энергетика рулит — но только пока, резюмирует Танкаев.