Генпрокуратура: 2,5 тыс. заблокированных сайтов все еще работают.
Генпрокуратура достает преступников из интернета
РИА Новости

В Генеральной прокуратуре РФ «не вполне довольны» работой по блокировке сайтов, которые распространяют вредную для несовершеннолетних информацию, а также интернет-ресурсов, пропагандирующих экстремистскую и террористическую деятельность. Об этом в четверг, 27 июля, заявили руководители надзорного ведомства на коллегии по итогам первого полугодия 2017 года.

 

«В поле зрения прокуратуры всегда находились вопросы соблюдения мер правовой защиты детей, в том числе от негативной информации.

 

В связи с участившимися случаями самоубийств несовершеннолетних проведена проверка органов, ответственных по блокировке вредоносных сайтов. На май 2017 года, несмотря на решение Роскомнадзора об их блокировке, более 2,5 тыс. из них были в открытом доступе», — заявил, в частности, по этому поводу первый заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман.

 

По его словам, если обсуждать борьбу с терроризмом в целом, то можно с осторожностью упомянуть об относительной положительной динамике. «В первом полугодии 2017 года произошло на 14% меньше терактов, чем за аналогичный период прошлого года. В месте с тем, на 60% возросло число фактов вербовки людей в террористические организации, а также финансирования терроризма», — сказал он. Буксман добавил, что «на текущий момент 2017 года в России зафиксированы 13 терактов, 12 из которых раскрыты на стадии приготовления к ним».

 

Первый замглавы Генпрокуратуры подчеркнул, что прокуроры должны активно продолжать работу по выявлению интернет-ресурсов, через которые ведется пропаганда экстремизма и терроризма, и добиваться их блокировки. Буксман призвал внимательно проанализировать, по каким причинам экстремистская идеология все активнее распространяется в местах лишения свободы. Также, по словам Буксмана, прокуроры должны активнее обращаться в суды с исками о признании международных организаций, представляющих угрозы российской национальной безопасности, нежелательными на территории РФ.

 

«Должен быть задействован весь опыт противодействия экстремистским акциям в период избирательной кампании», — добавил Буксман, однако не уточнил, о каких именно способах противодействия идет речь.

 

По словам главы ведомства Юрия Чайки, Генпрокуратура и Росфинмониторинг в этом году «нарабатывают правоприменительную практику», признавая нежелательными иностранные и международные неправительственные организации, которые угрожают национальной безопасности. «На сегодняшний день таковых [организаций] насчитывается десять», — отметил Чайка.

 

В перечень нежелательных организаций, по данным Минюста, в том числе входят, два юрлица «Открытой России» Михаила Ходорковского, «Национальный фонд в поддержку демократии», «Институт современной России», фонды «Открытое сообщество» и «Содействие» Джорджа Сороса.

 

Чайка также заявил о необходимости борьбы с финансированием террористических организаций. Для этого в 2017 году Генпрокуратура стала активнее взаимодействовать с Росфинмониторингом.

 

В 2017 году по представлению Генпрокуратуры на территории России было заблокировано множество интернет-ресурсов в связи с тем, что надзорное ведомство усмотрело на них пропаганду различных экстремистских идеологий. Например, в социальной сети «ВКонтакте» был закрыт доступ к нескольким страницам участников националистического объединения Misanthropic Division.

 

Недоступными для широкого пользователя стало множество пабликов, пропагандирующих деятельность запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» и иных исламистских сообществ.

 

В предыдущие же годы блокировке подвергались различные популярные у молодежи сайты. Например, такая судьба постигла шуточный ресурс «Абсурдопедия». Причиной стала статья «Как правильно совершить суицид». После того, как ее удалили администраторы сайта, на некоторое время доступ к «Абсурдопедии» восстановили, но потом закрыли вновь из-за материала «Как изготовить бомбу».

 

Аналогичной стала причина закрытия интернет-библиотеки «Либрусек». К ней доступ был перекрыт за то, что там была выложена в открытом доступе «Поваренная книга анархиста», где описывалось, как можно изготовить из подручных предметов взрывное устройство и оружие. На некоторое время даже был заблокирован один из самых популярных сайтов в России и мире — «Википедия». Работникам Роскомнадзора не понравилась статья, рассказывающая о способе употребления каннабиса. Впрочем, администрация сайта отреагировала практически мгновенно, удалив этот материал и еще несколько схожих публикаций, посвященных употреблению наркотиков. Тем не менее, в рунете есть множество сайтов и групп в социальных сетях, содержащие запрещенный контент. Кроме того, пользователи нередко обходят заблокированные сайты с помощью специальных программ.

 

Координатор Центра безопасного интернета Урван Парфентьев рассказал «Газете.Ru», что уже заблокированные сайты могут быть доступны широкой общественности из-за поведения конкретных провайдеров.

 

«Нужно понимать, что блокирует эти ресурсы именно провайдер. Он может исполнить решение прокуратуры или суда, а может не исполнить по каким-то своим причинам. Кроме того, решение могло быть исполнено сугубо формально в зависимости от того, что написано в полученном им предписании», — сказал он. По словам эксперта, блокировка тех или иных сайтов эффективна только от случайного попадания пользователя на это ресурс, а если человек хочет зайти на конкретный сайт и получить конкретную информацию, которая там размещена, то он найдет такую возможность и обойдет блокировку.

 

«Иногда блокировка эффективна, если сам сайт является брендом, как, например, «Яндекс». Но владельцы «Торрента.ру», например, оказались готовы к блокировкам и раскручивают несколько параллельных брендов и очень легко переключают свою целевую аудиторию с одного бренда на другой. Такие ресурсы можно блокировать бесконечно», — отметил эксперт.

 

Парфентьев подчеркнул, что в любом случае блокировка — это даже не полумера, а четверть меры. «Нужно отрабатывать ситуацию в офлайне, выявлять людей, которые создают и распространяют противоправный контент, и принимать к ним офлайновые меры реагирования», — отметил специалист.

 

Он добавил, что в ряде случаев эта работа может быть осложнена из-за несовершенства законодательства и неоднозначной позиции членов общества по отношению к тому или иному контенту. «Здесь ярким примером является экстремизм, определение которого в законе дано крайне нечетко и применяются соответствующие статьи УК и иных законов явно не совсем так, как планировал законодатель», — заключил координатор Центра безопасного интернета.