Европейские компании могут пострадать от антироссийских санкций США.
Северный поток: почему Германия не слушается США
AP

Еврочиновники единым фронтом выступили против закона о санкций против России, Ирана и КНДР, который принят Конгрессом США. Вероятнее всего, Еврокомиссия в ответ примет решение о том, что нормы этого закона не будут применяться на территории ЕС.

 

Европейцы в данном случае защищают не Россию, а свои собственные компании, а также свою энергетическую отрасль.

 

«Мы не можем согласиться с угрозами незаконных экстерриториальных санкций против европейских компаний, которые участвуют в развитии энергоснабжения Европы», — говорится в тексте совместного заявления министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля и канцлера Австрии Кристиана Керна.

 

Они отмечают, что угрозы наложения штрафов на компании из Германии, Австрии и других европейских стран, работающих на американском рынке, за участие в газовых проектах с Россией «вносят совершенно новое и очень негативное качество в европейско-американские отношения».

 

«Решение Штатов о санкциях в области европейской энергетики затронуло широкие интересы европейских компаний, которые в сотрудничестве с российскими участвуют в реализации нескольких газотранспортных проектов», — говорит Сергей Костенко, инвестиционный аналитик Global FX.

 

По его словам, речь идет не только о проекте «Северный поток-2», который еще не реализован, но и «Северном потоке-1», в котором вместе с «Газпромом» участвуют немецкая Wintershall (подразделение BASF), немецкая PEG Infrastruktur AG (подразделение концерна PEGI/E.ON), нидерландская N.V. Nederlandse Gasunie и французская ENGIE. Кроме того, могут быть затронуты интересы реализованного Eni и «Газпромом» «Голубого потока» «Каспийского трубопроводного консорциума» (акционеры – Eni, Shell и «Роснефть»). По данным европейских СМИ, штрафы могут взыскать с участников (ВР, Shell, Eni) совместных с «Лукойлом» и «Роснефтью» проектов.

 

«Наиболее сильно экономически пострадает Германия, которая в результате реализации общего проекта «Северный поток 1 и 2» может стать важным распределительным центром газа в Северной и Центральной Европе. Лишение ее этой возможности нанесет удар еще не только по экономическим интересам страны, но и по политическому влиянию на континенте», — считает аналитик.

 

После запуска первого «Северного потока» на территорию Германии напрямую из России будет поступать до 55 млрд кубометров газа (43 млрд кубов в прошлом году). Вторая очередь удвоит эти объемы. А 110 млрд кубометров — это около 20% всего потребления газа в ЕС и свыше 60% от объема экспорта «Газпрома» в страны дальнего зарубежья в 2016 году.

 

Де-факто Германия становится крупнейшим газовым хабом в ЕС. Соответственно, Украина, через газотранспортную систему которой в 2016 году было прокачано около 80 млрд кубометров, потеряет свой статус основного газового транзитера, а с ним и примерно $2 млрд в год.

 

Глава «Газпрома» Алексей Миллер в июне заявил, что «перестройка газотранспортных коридоров на территории России предопределяет, что к началу 2022 года возможный потенциальный объем транзита через территорию Украины в центральном коридоре будет составлять от 10 до 15 млрд кубов газа».

 

Реализация «Северных потоков» приносит выгоду немецким компаниям как участникам и кредиторам этих проектов, немецкие владельцы трубопроводов получат плату за транзит, а хозяева подземных хранилищ газа возьмут свое за хранение топлива.

 

Кроме того, заместитель гендиректора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач отмечает, что говорить о прибыли можно и с точки зрения расходов на импортируемый газ. Так, сейчас одна единица газа стоит около 40 евро, а 1 единица сжиженного природного газа (СПГ) — 65 евро.

 

Станислав Новиков, управляющий директор «БКС Ультима», полагает, что вторая очередь «Северного потока» выгодна и Германии, и всем странам ЕС.

 

«Во-первых, стоимость российского газа на порядок ниже других источников газа в Европе. Во-вторых, с помощью растущих поставок газа Германия сможет сократить использование угля, что является одной из ключевых целей в рамках «зеленой» программы Германии до 2030 года. Единственный риск — это растущая энергозависимость (от России), но назвать это реальным риском довольно сложно», — заявил он «Газете.Ru».

 

При этом аналитики отмечают, что США не просто вводят санкции, а преследуют цель сократить покупку ЕС газа у России, чтобы Старый Свет начал ускоренными темпами наращивать импорт СПГ из Штатов.

 

Сергей Костенко называет эту ситуацию «прокрустовым ложем» для европейцев. «Это выражается в том, что, прикрываясь политическими лозунгами об агрессивности Кремля и его вмешательстве во внутренние дела США, Вашингтон под шумок решил навязать европейцам свой сжиженный газ вместо трубопроводного из России и ударил по широким экономическим интересам континентальной Европы, в первую очередь немецким», — говорит он.

 

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ, считает, что отношения между Германией и США сейчас и так скверные, но «мы должны учитывать, что это отношения внутри одного лагеря, и его участники взаимозависимы».

 

«Речь идет в первую очередь о взаимодействии с американской администрацией, которая активно пытается навязать свои законы игры и интересы европейцам. Борьба против СП-2 со стороны США — это попытка расчистить дорогу для поставок СПГ из США, который для Евросоюза экономически невыгоден», — считает эксперт.

 

Он также подчеркнул, что обострение отношений внутри ЕС также возможно. «Например, против газопровода на севере выступают страны Южной Европы. Та же Италия раздражена тем, что ЕС по инициативе Германии помешал строительству Южного Потока, который для итальянцев выгоднее. Они даже заявляли, что принципиально не будут пользоваться газом с «Северного потока» посредством германского транзита через хаб в Австрии. Вмешательство США лишь обострит ситуацию», — заявил Караганов «Газете.Ru».

 

Впрочем, часть аналитиков не считает «Северный поток» выгодным для Германии и ЕС и полагает, что проект не будет реализован.

 

Гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин уверен, что Евросоюз от этого проекта ничего не выигрывает, и возникает также проблема поставок газа от побережья в Центральную Европу, например, в Австрию. «СП-2 предназначается, в отличие от украинских газопроводов, для равномерных поставок в течение всего года, не учитывая зимний рост спроса», — считает он.

 

Корчемкин также отмечает, что страны Восточной Европы понесут убытки, поскольку их транзитные деньги достанутся немцам.

 

«С экономической точки зрения Германия получит доходы от транзита, а с политической — Европа поставит свою энергобезопасность в зависимость от Москвы и российско-германских отношений. Газовый кран могут в любой момент перекрыть», — говорит Корчемкин.

 

Аналитик считает, что этот проект не будет одобрен, поскольку решение принимает не только Германия, но и другие страны ЕС, в том числе Прибалтика и Польша, которые уже выступили против «Северного потока-2».

 

«Если с морским газопроводом шансы примерно 50 на 50, то с наземным газопроводом по территории ФРГ шансов нет. Это территориально уязвимый проект», — полагает эксперт. Он также напоминает, что сейчас отношения между Россией и Германией осложнились из-за поставок турбин «Сименс» в Крым вопреки санкциям и контрактам.

 

Впрочем, пока Берлин не делал резких заявлений по энергетике, а ранее Германия неоднократно закрывала глаза на политические сложности, когда можно было неплохо заработать.