По итогам 2017 года российская экономика вырастет на 1,4%. Такой прогноз озвучил Международный валютный фонд в своем июльском докладе "Перспективы развития мировой экономики".
Что будет с российской экономикой в ближайшие два года
Fotolia / freshidea

Экономисты признают, что основным фактором положительной динамики ВВП стали подросшие нефтяные цены. Средняя цена Urals в первом полугодии 2017-го превысила 50 долларов за баррель. При этом МВФ прогнозирует, что в 2017-2018 годах черное золото подешевеет. Станет ли нынешний год отправной точкой восстановления и накопила ли экономика нужный запас прочности на ближайшие годы — в материале РИА Новости.

 

Производство растет

 

В мае-июне мировые цены на нефть заметно упали, и эксперты не видят в этом ничего удивительного. Предложение сырья возросло, и если негативная динамика будет продолжаться, можно ожидать дальнейшего ослабления нефтяных цен, считает независимый экономический эксперт Антон Шабанов.

 

Что будет происходить с нефтью во второй половине 2017 года, пока неизвестно, указывают эксперты Высшей школы экономики в июньском докладе "Комментарии о государстве и бизнесе". Впрочем, по их наблюдениям, ряд ключевых мароэкономических показателей сегодня внушает оптимизм. В первую очередь это рост промышленного производства.

 

По данным Росстата, в мае Индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности вырос на 1,5% относительно апреля. Это достаточно высокий показатель, вклад в который внесли промышленное производство (+2,8%), строительство (+2,0%) и оптовая торговля (+1,5%), — отмечают эксперты ВШЭ.

 

При этом в годовом выражении в мае промышленное производство резко ускорилось — плюс 5,6%. По оценке Минэкономразвития, это привело к ускорению роста ВВП в мае до 3,1% год к году.

 

Позитивные тенденции

 

Обнадеживающие тенденции в промышленности определенно наблюдаются: это замедление темпов снижения занятости в промышленности и ожидаемый рост спроса на труд, высокий уровень рентабельности продаж в промышленности (это стимулирует инвестиционную активность в высокодоходных секторах) и рост реальной заработной платы — на 5-7% в годовом выражении.

 

Последний показатель объясняется, в том числе, торможением потребительской инфляции, констатируют авторы доклада.

 

Увеличение реальной заработной платы может стимулировать потребительский спрос, а он составляет львиную долю ВВП — в два с половиной раза большую, чем инвестиционный.

 

Аналитики, впрочем, указывают на то, что восстановление промышленного производства — длительный процесс. Это очень большие и трудоемкие отрасли, и нынешние цифры пока лишь капля в море.

 

"Все страны, которые слезали с сырьевой или какой-либо еще иглы, — это занимало у них и 15, и 20 лет. Поэтому нельзя сказать, что в моменте мы нашли новый стимул для развития", — отмечает Шабанов.

 

Политика мешает или помогает?

 

Мощный фактор, который лишает возможности делать точные макроэкономические прогнозы на перспективу ближайших двух-трех лет, — санкции и контрсанкции, вопрос с которыми пока остается открытым и вялотекущим, указывают экономисты.

 

"Рынок — это закон спроса и предложения, а санкции — это уже политика. Если политику убрать и начать со всеми нормально экономически дружить, то за два-три года мы бы очень сильно наверстали", — уверен Шабанов.

 

Новый пакет санкций по отношению к России, который должен быть принят конгрессом США уже завтра, не добавляет ясности относительно того, что ждет нашу экономику хотя бы в 2018 году. Но экономисты не исключают, что ограничения могут стать драйвером роста экономических показателей в России, поскольку главной задачей станет импортозамещение.

 

"Нам придется производить аналоги зарубежных товаров, что не может негативно сказаться на ВВП страны", — поясняет Михаил Тепляков, старший финансовый советник "Шумаков и партнеры".

 

Рост на ближайшие годы ограничен

 

Рост российской экономики, прогнозируемый МВФ, находится ближе к нижней границе диапазона, обозначенного Центральным банком: в ЦБ ждут 1,3-1,8% роста. Конечно, эти темпы недостаточны, но в ближайшие годы экономика едва ли будет расти быстрее, да и то в отсутствие серьезных внутренних или внешних потрясений, констатирует независимый экономист Дмитрий Мирошниченко.

 

"Фактически рост будет ограничен уровнем около 2%, но для нашей экономики с ее структурой это весьма неплохой результат", — отмечает экономист.

 

Пока рост носит восстановительный характер после мощного инвестиционного спада последних лет. Поэтому основную роль должны сыграть восстановление инвестиций и конкурентоспособные на мировом рынке отрасли промышленности, такие как нефтехимия, — прогнозирует Мирошниченко.

 

В целом же "потолок" роста ограничен и запас прочности, увы, невелик.

 

Хватит уповать на нефть

 

Сможет ли экономика пробить этот "потолок", и когда это может произойти? Рецепты, которые дают экономисты, традиционны: расширение кредитования, снижение налоговой нагрузки на бизнес, сокращение административных издержек, стимулы для прямых иностранных инвестиций.

 

Существенный тормозящий фактор для инвестиционной активности — высокая доля государства в экономике.

 

"Тысячелетний опыт человечества показывает, что экономику двигают вперед частный интерес и частные инвестиции, — напоминают эксперты. — А государство играет вспомогательную роль".

 

"У нас же доля государства в экономике приближается к 65-70%, и с такой структурой высоких темпов роста ждать не приходится, это все равно что на телеге соревноваться с автомобилем: катиться она будет, но очень медленно", — заключил Мирошниченко.