Чем угрожает скандал вокруг Siemens российской экономике.
Турбины раздора
Reuters

Siemens решил пока не работать с государственными структурами РФ. Немецкий концерн будет тщательнее следить за поставками оборудования после истории с турбинами, попавшими в Крым. «Лента.ру» разбиралась, как этот демарш скажется на российской энергетике и не ужесточатся ли санкции против Москвы.

 

Фундамент треснул

 

Немецкая корпорация Siemens 21 июля приостановила сотрудничество с российскими госкомпаниями в сфере энергетики. Речь идет о поставках оборудования для электростанций. Siemens утверждает, что в Крым были незаконно перевезены четыре газовые турбины, предназначенные для проекта в Краснодарском крае (в Кремле отвечают, что эти турбины российского происхождения).

 

Предприятие опасается, что ему предъявят обвинение в нарушении санкционного режима ЕС — антироссийские меры запрещают экспорт технологий и техники на полуостров. Концерн предлагает выкупить турбины, а контракты на дальнейшие поставки аннулировать. Кроме того, он обещает провести расследование в отношении причастных сотрудников и в дальнейшем жестко контролировать свои продажи. Также Siemens отказался от доли в российской «Интеравтоматике» и подал иск против «Технопромэкспорта» (по утверждению немецкой стороны, российская компания гарантировала, что турбины останутся в Тамани).

 

«Но совместные предприятия, где доля у немцев главная, как в совместном с "Силовыми машинами" "Сименс технологии газовых турбин", или предприятий, полностью ими контролируемых, как "Сименс Электропривод" или "Сименс Трансформаторы", закрывать не собираются. На отрасли, не связанные с энергетикой и Крымом, например, на производство электропоездов "Ласточка", на участие в проекте ВСМ Москва — Казань, и вовсе никаких ограничений не предвидится», — говорит эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев.

 

«Siemens сейчас просто-напросто пытается сохранить лицо. То, что установки по контракту с "Технопромэкспортом" вместо Тамани отправятся в Крым, было известно еще на этапе их производства. Siemens выражал бурные протесты, однако это не привело к разрыву контрактов. Произвели и передали», — комментирует гендиректор инвесткомпании «Форум» Роман Паршин. Очевидно, что такая крупная компания должна как-то реагировать, дать какой-то ответ, поясняет он.

 

Да, концерн не собирается полностью покидать Россию. Дело ограничивается лишь перечисленными мерами. Представитель Siemens Филип Энч заявил ТАСС, что компания просто соблюдает все правила в области экспорта, и главная цель сейчас — чтобы данные правила соблюдались как дочерними предприятиями, так и ее партнерами.

Не драматизируют ситуацию и в России. Минэнерго, к примеру, не намерен менять планы по запуску ТЭС в Крыму. Как ожидается, электростанция заработает в первом квартале 2018 года. «Крым — российская территория, и нам нужно ее обезопасить», — сказал замминистра энергетики Андрей Чемезов. «Интер РАО» и «Росатом» отметили, что ситуация с Siemens не повлияет на их работу.

Таким образом, экономический ущерб для РФ от действий немецкого концерна минимален. Да, председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Маттиас Депп посетовал на то, что деловым отношениям между странами, носящим доверительный характер, нанесен серьезный урон. В то же время он с оптимизмом смотрит в будущее. По его словам, у коммерческих связей Берлина и Москвы прочный фундамент. «Мы рассчитываем, что выход из сложившейся ситуации будет найден», — подчеркнул Шепп.

 

Тем не менее в дело может вмешаться политика. Не исключено, что скандал вокруг Siemens некоторые еврочиновники попытаются использовать как повод для усиления ограничительных мер против Москвы. «Санкции против России — это чистая политика. И шансы на их ужесточение есть всегда. Политические шаги возможны, но экономического смысла в них нет. Россия — огромный рынок, бездонный, это и спасает», — говорит директор аналитического департамента «Golden Hills-КапиталЪ АМ» Михаил Крылов. Однако в МИД ФРГ уже заявили, что видят угрозу ухудшения отношений с Москвой из-за инцидента с турбинами. «Федеральное правительство вновь напоминает российскому правительству о его обязательствах и отмечает, что подобные массовые нарушения санкций могут снова создать напряженность в отношениях с Россией», — сообщили там.

 

Siemens против России

 

Сама по себе история с турбинами не влияет на российскую экономику и, в частности, на энергетический сектор. С другой стороны, последствия у скандала будут. Это скажется как на инвестклимате (который в России, по оценкам многих экспертов, нельзя назвать благоприятным), так и на перспективах санкционного режима. Скандал наносит репутационный урон Москве, а также ущерб концерну Siemens. Позиция концерна весьма неудобна — у него долгая и плодотворная история работы в стране, и теперь приходится сокращать (пусть и совсем чуть-чуть) свою долю на проверенном рынке.

 

Алексей Калачев считает, что инвестиционный климат в России уже трудно испортить: «Скандалом больше — скандалом меньше». Вероятность ужесточения санкций также невелика. «Трудно даже представить, что должно произойти, чтобы ЕС или США заставили кого-либо полностью уйти с какого-либо рынка», — поясняет эксперт.

 

По его мнению, катастрофы в энергетическом машиностроении России не случится. Начатые проекты доведут до конца, а острой необходимости модернизации устаревших станций нет. «В целом страна не слишком нуждается в увеличении энергомощностей. При теперешних темпах роста экономики особого дефицита электроэнергии не наблюдается», — отмечает Калачев.

 

Что же касается позиции Siemens в России, то компания без сильного внешнего давления не решится терять такой объемный рынок. А если немцы все же предпримут попытки хоть частично выйти из страны, то им быстро найдут замену.

 

«Предположим, концерн ставит точку в более чем вековой истории присутствия сначала в Российской Империи, потом в СССР и далее в РФ — на одном из крупнейших рынков мира. В этом случае его ждут колоссальные неустойки практически по всем ранее заключенным контрактам, поскольку, в общем-то, крупнейшим потребителем продукции Siemens в России является госсектор», — комментирует Роман Паршин.

 

Отказ от России для Siemens значит многомиллиардные потери и недополученную прибыль, продолжает эксперт. Для компании, лишившейся в 2015-2016 году 25 процентов выручки, это серьезная финансовая проблема. «К слову, новость о выходе Siemens из российских проектов наверняка с большой радостью воспримут, например, в General Electric. Повторюсь, большая часть шумихи вокруг скандала с поставкой установок в Крым носит исключительно политизированный характер. Немецкому концерну необходимо сохранить лицо и нивелировать репутационные риски. По мере того как информационный шум будет стихать, риторика постепенно смягчится», — резюмирует он.