Бизнес не рискует инвестировать в строительство спортивных сооружений из-за правового хаоса в этой сфере, выяснили эксперты РАНХиГС. Уже построенные объекты не востребованы из-за высоких налогов и низкой платежеспособности населения. В результате стадионы зарастают бурьяном, а в бассейнах живут жабы.
Почему в России не инвестируют в спорт
Shutterstock

Россия провела зимнюю Олимпиаду в Сочи и готовится принять в следующем году чемпионат мира по футболу, но до сих пор в отечественном законодательстве не существует даже внятного критерия, что считать спортивным объектом. По этой и ряду других причин бизнес не хочет инвестировать в строительство объектов спорта, не проявляет интереса к аренде спортивных сооружений и к организации массовых спортивных мероприятий.

 

Таковы итоги исследования «О развитии государственно-частного партнерства в области физической культуры и спорта» (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), проведенного экспертами РАНХиГС.

 

Правовой хаос и крючкотворство

 

Бизнес отпугивает прежде всего правовой хаос в сфере, которая регулирует строительство спортивных объектов.

 

Например, такие понятия, как «футбольное поле» или «стадион», не имеют определенного правового статуса и трактуются в разных законах по-разному.

 

И относится это не только к стадионам, но и к другим спортивным сооружениям. Все они считаются по закону о государственно-частном партнерстве и закону о концессии так называемыми нетипичными недвижимыми вещами. А федеральный закон о спорте определяет их как «объекты недвижимого имущества или комплексы недвижимого имущества». При этом в Гражданском кодексе сейчас вообще нет понятия «комплекс недвижимого имущества». Вместо него в 2013 году было введено понятие «единого недвижимого комплекса».

 

«Таким образом, отсутствует ясность, может ли один объект спорта представлять собой комплекс недвижимого имущества или единый недвижимый комплекс», — сообщают эксперты РАНХиГС.

 

При этом судебная практика пошла по пути непризнания ряда спортивных сооружений объектами недвижимого имущества.

 

Это влечет финансовые риски для инвесторов, которые намерены вложиться в такие объекты, предостерегают эксперты. Например, существует риск признания уже зарегистрированного права на недвижимое имущество, например на стадион, отсутствующим.

 

Но и это не все. Согласно правовой позиции Верховного суда РФ от 30.09.2015, исковая давность на требование о признании права отсутствующим не распространяется.

 

То есть региональная или федеральная власть может в любой момент заявить, что владелец стадиона владеет им незаконно. И потребует в лучшем случае компенсировать незаконное обогащение.

 

Неудивительно, что на различных стадиях реализации в сфере физической культуры и спорта находится всего 23 проекта. Тогда как в целом по законам о ГЧП и концессиях, не связанных со спортом, реализуется 873 проекта, подсчитали в РАНХиГС.

 

Катастрофические Олимпиады

 

Бизнес не хочет инвестировать в спортивные сооружения еще и по той причине, что вложенные в спорткомплекс деньги почти невозможно потом «отбить».

 

«В принципе, экономически убыточными остаются практически все объекты, возведенные государством на бюджетные деньги. В российском футболе есть лишь единичные стадионы, созданные в свое время как бизнес-проекты и уже приносящие своим владельцам доход. Причем билеты на матчи — далеко не главная статья доходов, речь больше идет о сувенирной атрибутике, фастфуде, развлечениях», — говорит один из экспертов на условиях анонимности.

 

Есть проблемы и в эксплуатации «гражданских» объектов олимпийской инфраструктуры. В том же Сочи многие жилые корпуса, построенные для волонтеров, обслуживающего персонала, заброшены и стремительно разрушаются. Само это жилье оказалось одноразовым по качеству.

 

«Если брать зарубежный опыт, то наследие Олимпиад XXI века в «развивающихся странах» оказалось не просто убыточным, а катастрофическим. Про объекты Афин-2004 всем известно: они гниют и разрушаются, в бассейнах живут жабы. Примерно то же самое происходит с инфраструктурой Олимпиады-2016 в Рио — с поправкой на меньший срок, естественно», — отмечает эксперт.

 

Если государство хочет развивать массовый спорт, необходимо менять налоговое регулирование.

 

«Необходимо внести изменения в статью 265 ч. 2 Налогового кодекса РФ. А именно — включить дополнительным пунктом расходы на организацию, проведение и участие в официальных спортивных мероприятиях, чтобы их можно было учесть в налогооблагаемой базе налога на прибыль», — считает директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социологических наук Николай Калмыков.

 

Благотворительность, а не бизнес

 

Эксперты РАНХиГС указывают на еще один пробел в законодательстве. Спорт, особенно профессиональный, не имеет возможности эффективно развиваться, когда около 80% организаций в профильной отрасли представлено в виде некоммерческих организаций.

 

«Имеющиеся на данный момент налоговые льготы, указанные в ст. 251 Налогового кодекса, относятся только к НКО, а коммерческие структуры никак не затрагивают, хотя в результате некоммерческие организации по факту ведут коммерческую деятельность.

 

В этой связи необходимо применение налогового стимулирования для коммерческих организаций, заинтересованных в финансировании спортивной отрасли», — считают эксперты.

 

Сейчас у банков и компаний отчисления на спорт если и популярны, то лишь в виде благотворительности.

 

Кроме того, в Бюджетном кодексе РФ отсутствует право региональной власти на софинансирование из региональных бюджетов проектов, реализуемых муниципальными властями по закону о ГЧП.

 

«Следует рассматривать это как пробел действующего законодательства, тем более что есть проблема дефицита местных бюджетов. 70 бюджетов из 85 — дефицитны», — отмечается в исследовании РАНХиГС.

 

Повысить доходность спортивных объектов можно было бы через государственный заказ. Например, размещать в спорткомплексах детско-юношеские спортивные школы или центры спортивной подготовки, рекомендуют эксперты.

 

Возрастная сегрегация

 

Не озабочено государство и решением проблемы невысокой доходности спортивных сооружений, связанной с низким уровнем платежеспособности населения.

 

Даже те россияне, которые были бы готовы платить за пользование спортивными объектами вменяемую плату, часто не могут это сделать. Речь идет, как выражаются эксперты, о «возрастной сегрегации». Возраст клиента нередко служит препятствием для организованных занятий спортом. Не говоря уже о таком факторе, как инвалидность.

 

В таких реалиях более или менее доходными спортивными, а точнее, коммерческими объектами являются бассейны и фитнес-центры. Фитнес-индустрия в России в 2016 году выросла на 14%. При этом неудовлетворенный спрос присутствует в сегменте именно эконом-класса, отмечается в исследовании РАНХиГС.

 

Наметилась и совсем иная тенденция. Спортивные программы субъектов РФ ориентированы «прежде всего на реализацию крупных дорогостоящих проектов с финансовым участием за счет федерального бюджета (часто их объем может достигать до 95% от всех затрат на проект)». А в доступных для населения недорогих спортивных объектах никто не заинтересован — ни власть, ни бизнес.