Багамы и Бермуды обеспечили четверть прямых инвестиций в российскую экономику
Западные инвесторы зашли в Россию через офшоры
Известия

Багамские и Бермудские острова обеспечили четверть прямых инвестиций в Россию в прошлом году, сообщил Центробанк. Эти страны инвестируют больше, чем Великобритания, США, Франция, Германия, Япония и Китай вместе взятые. Причем за последние два года объем поступлений из офшорных юрисдикций удвоился. Как пояснил «Известиям» источник, близкий к Минфину, через них работают резиденты западных стран, которым запрещено вкладывать деньги в Россию из-за санкций, но хочется заработать на российских высоких доходностях. Впрочем, с переходом Багамских островов к автоматическому обмену налоговой информацией в следующем году поток денег из этой страны может заметно снизиться, не исключают эксперты.

 

В прямые инвестиции входит участие в капитале российских компаний, реинвестирование доходов и долговые инструменты. После введения санкций и охлаждения экономических отношений между Россией и западными странами страновое распределение таких вложений заметно изменилось. Если до 2013 года включительно наибольший поток прямых инвестиций шел из таких стран, как Кипр (2013 год — $8,3 млрд), Ирландия ($10,4 млрд), Люксембург ($11,6 млрд), Нидерланды ($5,7 млрд), Великобритания ($19 млрд), Франция ($2,1 млрд), то с введением санкций в 2014 году офшоры доминируют в финансовых потоках. За последние три года приток средств с Багамских и Бермудских островов вырос с $5,4 до $8,2 млрд. Это ровно четверть от всех прямых инвестиций в Россию.

 

— Эта тенденция имеет довольно простое объяснение: резиденты западных стран, которые в прежние годы инвестировали в Россию, теперь по политическим причинам делают это через офшоры, — рассказал «Известиям» источник, близкий к Минфину.

 

Кроме того, по его словам, очень важна и доходность, которую, приобретая российские активы, могут получить инвесторы. Поскольку здесь она заметно превосходит доходности на Западе, «плюсы от получаемых доходностей для некоторых инвесторов превосходят риски». Доходность российских облигаций федерального займа (ОФЗ) Минфина находится на уровне 7–8%, тогда как по американским US Treasuries можно заработать всего 1–2%.

 

В целом поток прямых инвестиций сегодня в разы ниже, чем в досанкционном 2013 году, — $33 млрд (из них около $16 связаны с приватизационными сделками прошлого года) по сравнению с $69 млрд.

 

— Точно знаю, что из офшоров действительно поступают деньги тех нерезидентов, которые не могут себе позволить напрямую инвестировать в российскую экономику в том числе и по причине введенных против России экономических санкций, — подтвердила доводы источника «Известий» старший партнер КА «Юков и партнеры» Ирина Адамова.

 

Багамской и бермудской юрисдикциями пользуются в основном американские финансовые корпорации, пояснил руководитель департамента правового консалтинга и налоговой практики КСК групп Дмитрий Водчиц.

 

— Бермуды активно используются мировыми страховыми и финансовыми компаниями из-за простоты получения лицензии и относительно невысокой стоимости. Багамы используются для создания банковских структур и трастов. Но, по сути, Багамы — обычный офшор, — рассказал он.

 

Также офшорами для защиты собственности нередко пользуются и российские резиденты, отметил эксперт, однако они выбирают другие юрисдикции — Белиз, Британские Виргинские острова, Панаму, а также Кипр, Латвию, Словакию, Эстонию. Поэтому Багамы и Бермуды — стратегия западных инвесторов, резюмировал он.

 

Сегодня не все офшоры раскрывают регуляторам конечных бенефициаров. Например, Багамы, которые и принесли России больше всего прямых инвестиций в прошлом году, пока не приступили к автоматическому обмену налоговой информацией. Другие офшоры по запросу налоговых органов, например, США или Франции могут выдать имена клиентов. В этом случае «это создает для инвесторов определенные риски, поскольку раскрытие реальных бенефициаров, например, в США грозит инвесторам вполне реальными штрафами», рассказал о рисках для инвесторов директор московского офиса консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин.

 

Однако уже в следующем году «багамская гавань» перестанет быть тихой. Как рассказали «Известиям» в пресс-службе Федеральной налоговой службы, Багамы взяли на себя обязательство приступить к автоматическому обмену в 2018 году. Сегодня в случае необходимости ФНС «может осуществить соответствующие информационные запросы, опираясь на многосторонние конвенции об оказании административной помощи по налоговым делам», а значит, получить информацию о конечных бенефициарах.

 

После запуска такого обмена, когда сведения станут доступными налоговым органам, поток прямых инвестиций в Россию может снизиться, считает Ирина Адамова.

 

Впрочем, российское правительство после введения санкций делает ставку на внутренние инвестиции, создавая инструменты для наращивания вложений российских компаний в производство. По оценке экс-главы Минфина, главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, для качественного роста российской экономики необходимо увеличить темпы роста внутренних инвестиций с 2,5 до 6% в год.