США превращаются в энергетическую сверхдержаву.
Как энергетическая реформа Трампа ударит по позициям России
Reuters

«Вместе мы начнем новую энергетическую революцию», — эти слова президента США Дональда Трампа предваряют сообщение, опубликованное на сайте Белого дома. Перед страной ставится несколько важных задач, решение которых определит сырьевую политику Соединенных Штатов на ближайшие десятилетия. С неприятными последствиями для положения России на мировом энергетическом рынке.

 

Никаких ветряков

 

Достичь доминирования в энергетической сфере предлагается несколькими путями. В основном речь идет о возвращении к ставке на традиционную углеводородную энергетику. Последнее десятилетие показало, что основные успехи были достигнуты именно в данной сфере. Отчаянно продвигаемая при администрации Барака Обамы «зеленая» энергетика, связанная с возобновляемыми источниками, по-прежнему буксует и рассчитывает на госсубсидии. Напротив, в области сланцевой нефти и газа произошла настоящая революция, кардинально изменившая соотношение сил на мировом энергетическом рынке.

 

США превращаются в энергетическую сверхдержаву. Это не ново — так было и век назад, когда Америка была крупнейшим производителем нефти и угля. Сейчас республиканская администрация Дональда Трампа, опирающаяся на нефтяное лобби, твердо намерена «расширить и углубить» уже достигнутое. Поддержка этой отрасли — ключевое направление деятельности администрации Трампа, пришедшей к власти под лозунгами экономического национализма. Первый шаг уже сделан — Америка вышла из Парижского соглашения по климату. Власти считают, что ограничения, которые мог установить этот договор, обошлись бы американскому энергосектору в сотни миллиардов долларов.

 

Белый дом заявляет, что в США уже произошла нефтегазовая революция, а дальше все будет еще лучше. И действительно, в 2006 году, согласно данным BP, страна добывала 6,8 миллиона баррелей нефти в день, в 2010-м — 7,5 миллиона баррелей, а в 2015-м — 12,4 миллиона (с учетом различного неконвенционного производства, включая битумные пески, а также газоконденсат). В 2016-м добыча немного снизилась из-за затянувшегося периода низких цен, но тотального обвала, который предсказывался многими, не произошло — нефтяная индустрия страны смогла работать и в условиях дешевой нефти, пусть и с радикально просевшими прибылями.

 

США пока не вышли на самообеспечение нефтью — не хватает еще несколько миллионов баррелей в сутки. Однако зависимость от иностранных поставок резко ослабела, и более того, отдельные небольшие партии американской нефти уже уходят на мировой рынок, в частности, в Европу.

 

 

Миллиарды за сырье

 

Прорыв в добыче газа начался еще раньше — при Джордже Буше. Просто шума в СМИ по этому поводу было меньше. За последние 10 лет добыча голубого топлива выросла в полтора раза, с 500 миллиардов до 750 миллиардов кубометров в год. США уже опередили Россию, не говоря о других странах (наАмерику приходится 21 процент мирового производства газа, на Россию — 16 процентов). И тут до полного самообеспечения остались какие-то крохи — всего 30 миллиардов кубометров.

 

Неудивительно, что в стратегии развития энергоиндустрии озвучена задача уже к 2020 году стать нетто-экспортером природного газа. Это произойдет впервые с 1953 года. Трамп уже предпринял ряд необходимых для этого мер, включая отмену указа Обамы об ограничении добычи полезных ископаемых на шельфе окружающих Америку морей и океанов. Там может содержаться до 9 триллионов кубометров газа, и это послужит хорошим толчком для всей отрасли, поскольку темпы роста сланцевой добычи все-таки замедляются (частично, конечно, из-за падения мировых цен).

 

Если программу Трампа удастся реализовать, то, по подсчетам американской администрации, с 2016 по 2040 год США могут обеспечить такой объем экспорта, который только в виде налогов будет приносить в бюджет страны около 120 миллиардов долларов. Заработки же занятых в газодобывающей промышленности увеличатся еще на 110 миллиардов долларов.

 

В Европе тесно

Продолжать текущие тренды по экспоненте не всегда верно, но с высокой уверенностью можно предположить, что США все же продолжат наращивать добычу и расширять свое присутствие на мировом рынке. Что же тогда произойдет с другими поставщиками природных ресурсов? Этот вопрос в России

волнует многих, поскольку, несмотря на некоторые снижение зависимости от углеводородов в последние годы, экспорт газа по-прежнему крайне важен для бюджета.

 

По словам аналитика Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Александра Собко, США уже чистые экспортеры сжиженного природного газа (СПГ), а в ближайшем будущем, за счет увеличения объемов поставок, станут и нетто-экспортером газа вообще. География продаж крайне разнообразна: 23 страны мира, в том числе Ближнего Востока и Европы.

 

«Если говорить о заключенных долгосрочных контрактах, то крупными покупателями американского СПГ стали Япония, Индия и Южная Корея. Кроме того, значительные объемы СПГ приобрели трейдеры, которые повезут газ туда, где его выгодней продать», — отметил эксперт. Для России вопрос географии особенно важен. В Восточной Азии российские газовики — лишь одни из многих участников рынка, далеко не в первой тройке. Другое дело Европа, традиционное «место охоты» «Газпрома».

 

По наблюдениям Собко, разрыв цен на СПГ в Европе и Азии сокращается, и европейский рынок действительно может быть привлекательным для поставок. «В то же время у "Газпрома" основные объемы трубопроводных поставок в Европе законтрактованы по долгосрочным контрактам с условием "бери или плати". Кроме того, сейчас, при низких ценах на нефть, российский газ с сохраняющейся ценовой привязкой к нефти оказывается очень конкурентоспособен», — указывает собеседник «Ленты.ру».

 

Однако определенное давление на Россию со стороны американского СПГ в Европе возможно. «Дело еще и в том, что инвестиции в заводы уже сделаны, и владельцы американского СПГ будут готовы продавать его по ценам, позволяющим окупить только операционные затраты. Россия, безусловно, попытается сохранить свою долю рынка. В случае возможной ценовой войны в Европе между американским и российским газом, "Газпром" ее выиграет, но компании придется поступиться частью прибыли», — считает Собко.

 

Газ для Азии

 

Начальник аналитического отдела БКС Максим Шеин настроен более пессимистично. По его словам, реализация газовой стратегии Америки чревата для России потерей части европейского рынка. «Есть и другие способы выдавливания конкурентов. Например, демпинг. Но это слишком дорого, ведь придется субсидировать производителей. Может быть прямое давление на покупателей. Но это тоже не так просто. Сейчас вряд ли США могут убедить, скажем, Германию покупать газ втридорога у них. Значит, надо действовать иначе», — отметил он.

 

На стороне России пока преимущество по цене, да и транспортировка явно короче по сравнению с американским газом. «Но вопрос даже не в цене, а в стабильности поставок. Возможно, в заявлении Трампа говорится о выходе на рынок в 2020 году неслучайно. Вполне вероятно, что это как-то увязано с тем, что в 2019 году истекает контракт "Газпрома" с Украиной на транзит газа», — сказал он.

 

К этому стоит добавить, что «Газпром» расценивает поставки в Европу не просто как способ заработать деньги в текущий момент, но и стремится к контролю рынка, откладывая прибыли на будущее. А значит, готов пойти на серьезные уступки, чтобы не допустить доминирования американцев.

 

С другой стороны, США тоже могут проявить политическую волю и обеспечить демпинг на европейском направлении при помощи разнообразных инструментов. Тем более что политические расклады к этому благоволят — улучшений ни в российско-американских, ни в российско-европейских отношениях не предвидится.

 

Главный фактор в пользу России, пожалуй, экономика Восточной Азии, которая в обозримом будущем станет расти быстрее европейской. Значит, спрос на газ из-за рубежа будет увеличиваться, если, конечно, Японии и Китаю не удастся провернуть свою углеводородную революцию с «горючим льдом». Так что этот огромный рынок с легкостью проглотит любой американский экспорт — только добавки попросит. Соответственно, конкуренция в Европе смягчится, и Россия почувствует себя свободнее.

 

Впрочем, в нынешнем быстро меняющемся мире все эти предположения строятся на зыбком фундаменте. Как констатировал Шеин, «борьба за рынки продолжится», и это единственный прогноз, который невозможно подвергнуть сомнению.