Член центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ), бывший руководитель проекта «За честные закупки» Анастасия Муталенко рассказала о темных пятнах в истории с продаже государственного полиграфического гиганта «Первая образцовая типография».
Сотрудник ОНФ об анатомии одной из самых скандальных сделок последних лет
ТАСС

Cделка по продаже государственного полиграфического гиганта «Первая образцовая типография» за 2,03 миллиарда рублей, которой «Лента.ру» посвятила не одно расследование, успела стать одной из самых скандальных за минувшие годы. Об анатомии сомнительного резонансного аукциона и темных пятнах в этой истории «Ленте.ру» рассказала член центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ), бывший руководитель проекта «За честные закупки» Анастасия Муталенко. 

 

«Золотую курицу» — под нож

 

«За время, что я занимаюсь закупками, у меня сложилось ощущение, что в Росимуществе — ведомстве, курирующем приватизацию государственной собственности, — не вполне понимают, зачем реализовывать те или иные активы. Пример тому — "Первая образцовая типография". Предприятие неубыточное, прибыль у него есть, пусть и небольшая: в 2014 году — 10 миллионов рублей, в 2015 году — 8,5 миллиона рублей. При этом ходили разговоры о некоем огромном долге предприятия, из-за которого оно превратилось в обузу. Но правда в том, что по итогам 2015 года у "Образцовой" кредит равнялся 481,5 миллиона рублей, а дебет составлял 447 миллионов рублей — фактически предприятие не только выходило в ноль по долгам, но еще и приносило небольшой доход», — рассказывает Анастасия Муталенко. 

 

Мало того что «Образцовая» приносила доход — она еще и активно работала: у предприятия было немало контрактов, в том числе с одним из крупнейших российских книжных издательств «Росмэн», рассказывает собеседник «Ленты.ру». Полиграфический гигант никак не подпадал под определение «ветхого наследия СССР».

 

«Единственное логичное объяснение тому, что полиграфический комплекс внезапно решили продать, — на него нашелся высокопоставленный покупатель с большими средствами. "Образцовая" — действительно дорогой актив, один перечень из 200 объектов которого занимает около 100 страниц. Все они в разном состоянии. Помимо собственно типографских объектов, в состав "Образцовой" входят котельные, гаражи, базы отдыха, дачи, пансионаты и участки с землями в разных регионах страны. Конечно, особую ценность представляют административные здания, находящиеся в Москве: бизнес-центр "Сытин" на Пятницкой улице (этот объект в прессе чаще упоминается как бизнес-центр на Валовой улице — прим. «Ленты.ру») и крупное строение площадью около шести тысяч квадратных метров по адресу Сущевский Вал, дом №64», — объясняет Муталенко.

 

Оценили навскидку

 

«Предположим, бюджету срочно потребовались деньги — в таком случае продажа "Образцовой" выглядит оправданной. Но тут есть важный нюанс: как именно продавать. Огромный список имущества типографского гиганта никто не оценивал, предприятие продавали пакетом акций. По этому поводу мы обращались в Минимущества, там нам ответили, что госпредприятия продаются пакетами, поскольку неизвестны их задолженности. Грубо говоря — да, лот стоит дорого, но у него могут быть огромные долги, и это все равно что брать кота в мешке. Но это абсурд: есть Центр раскрытия информации, данные о балансовой стоимости объектов, и не нужно быть хакером, чтобы понять, какова ситуация на предприятии. В случае "Образцовой" — актив прибыльный, никаких сверхдолгов у него нет, поэтому его продажа пакетом акций с самого начала вызывала сомнения», — говорит представительница ОНФ.

 

В итоге в мае 2016 года «Образцовая» была продана за 2,03 миллиарда рублей. При этом, по словам Анастасии Муталенко, по мнению независимых оценщиков стоимость подобных объектов начинается от 3-3,5 миллиарда рублей. Что до суммы продажи полиграфического комплекса — она примерно равна стоимости только двух ее зданий в Москве (на Пятницкой улице и Сущевском Валу).

 

«Стоимость земли, принадлежащей "Образцовой" на Пятницкой улице, — около 1,5 миллиарда рублей. Площадь здания БЦ "Сытин" — 9 тысяч квадратных метров, хотя в справке о недвижимости числится целых 11,1 тысячи "квадратов". Учитывая, что стоимость аренды офисов начинается от 17 тысяч рублей за квадратный метр в год, даже если половина площадей окажется пригодной под сдачу, это сулит серьезный доход. Не думаю, что кто-то стал бы сносить БЦ "Сытин" после приватизации — это настоящая золотая жила. А вот типографское здание на Сущевском Валу в этом плане куда более уязвимо: его состояние хуже, чем у объекта на Пятницкой. Тем не менее даже если продать это строение площадью около шести тысяч квадратных метров безо всякого ремонта, можно выручить около 600 миллионов рублей», — рассуждает собеседница «Ленты.ру».

 

Тихая монополия на торги

 

«Продажей "Первой образцовой типографии" в 2016 году занимался Российский аукционный дом (РАД). Это весьма любопытная организация. Постановлением правительства РАД стал единственным реализатором государственного имущества. Понятно, что в плане аукционов у нас есть и другие крупные игроки, но контракт с Росимуществом имеется только у РАД, и он закреплен как официальный продавец. Совершенно непонятно, почему право быть продавцом госимущества нельзя было разыграть между крупными игроками по честной и прозрачной схеме», — рассуждает Анастасия.

 

По ее словам, в случае с Российским аукционным домом обращает на себя внимание еще и сомнительная выгода от его действий: все государственные активы РАД продал со снижением. И это несмотря на то, что чем больше выручка от продажи — тем больший процент получает организация… Однако РАД умудряется продавать все активы с убытком. Любопытно, что Российскому аукционному дому на реализацию было отдано 90 процентов государственных активов, тогда как продажей остальных 10 процентов занялись сами специалисты Росимущества. И хотя это абсолютно не соответствовало профилю их работы, все активы были реализованы с прибылью.

 

«Возникает закономерный вопрос: на какие деньги существует РАД и почему он абсолютно не заинтересован в заработке? С "Образцовой" явно продешевили — но это далеко не предел. Существует интересное правило торговли госактивами. Если на аукцион никто не пришел в первый раз, лот выставляется повторно со скидкой в 50 процентов, после чего торги идут на повышение. Если никто не явился и во второй раз, на третий лот выставляют уже без объявления цены. Сами понимаете, когда РАД объявляет очередные торги, а потенциальные покупатели не спешат на них идти, это наводит на определенные мысли», — говорит Анастасия Муталенко. 

 

Эксперт отмечает, что процедура со вскрытием конвертов на аукционах давно и безнадежно устарела. Этот анахронизм позволяет покупателям вступать в сговор с продавцами и узнавать всю информацию об активах, их стоимости и торгах. Идеальным решением этой проблемы мог бы стать перевод торгов в электронный вид (что, к слову, увеличило бы количество потенциальных покупателей), но делать это никто не спешит.

 

Кипрский след и туманные перспективы

 

«Конечно, торги по продаже "Образцовой", состоявшиеся в мае 2016 года, смело можно назвать вопиющими. Заинтересованные покупатели просто не смогли попасть в РАД, а лот между собой в итоге разыграли две компании — "Юнитекс" и БЦ "Замоскворечье". Первая принадлежит офшорам, среди которых Demanio Capital Ltd, вторая — кипрской Stanhigh Limited. Это неудивительно: налог со столь серьезной суммы сделки платить никто не хочет. Кстати, ситуация, когда покупатели не могут попасть на аукцион, — это классика договорных аукционов наряду с казусами с конвертами или внезапной нехваткой документов у нежелательных участников», — объясняет представительница ОНФ.

 

По мнению собеседницы «Ленты.ру», большую роль в решении суда об отмене сделки по продаже «Образцовой», которое было принято в конце 2016 года, сыграл общественный резонанс и повышенное внимание СМИ к сомнительному аукциону. Анастасия Муталенко считает, что стороны, пытавшиеся получить полиграфический комплекс, очевидно, решили уйти от скандалов и на время прекратить активную деятельность.

 

«В любом случае контроль за ситуацией вокруг "Первой образцовой типографии" ослаблять нельзя. В нашей практике были прецеденты, когда бдительность наблюдателей ослабевает — и государственные активы продаются по другим схемам. Такие объекты, как "Образцовая", обычно стараются протолкнуть на продажу до последнего, тем более сегодня нет данных о том, что типографский гигант исключили из списков на приватизацию. Не исключено, что ситуация успокоилась лишь на время», — опасается Муталенко.

 

Один из участников аукциона — Александр Андреев, представителю которого не удалось попасть в РАД на торги, — в октябре 2016 года добился судебного решения о признании продажи «Первой образцовой типографии» недействительной. Позже тот же истец обратил внимание на то, что в сети появляются объявления о продаже типографских активов. Тогда Андреев снова обратился в суд — и на сей раз добился заморозки всего имущества «Образцовой».

 

«Сколько может продлиться заморозка активов "Первой образцовой типографии" — пока сложно сказать. На мой взгляд, чтобы прогнозировать это, нужно понимать причины продажи предприятия. Если ради дохода в бюджет — то цена явно занижена. Кроме того, актив прибыльный и в перспективе может приносить больше денег. Поэтому, как мне кажется, Росимуществу нужно дать разъяснения о ситуации вокруг одной из крупнейших типографий страны», — заключает собеседница «Ленты.ру».