Суд на Украине изъял в пользу государства крупный НПЗ в Одессе, заложенный нефтяным олигархом Сергеем Курченко банку ВТБ. Несколькими месяцами ранее партия «Укроп» требовала от украинского президента национализировать находящееся в стране имущество крупнейших российских банков.
Какую собственность на Украине все еще может потерять Россия
РИА Новости

По схеме Курченко

 

Одесский районный суд на днях принял решение конфисковать имущество Одесского нефтеперерабатывающего завода в пользу государства. Иск рассматривался в рамках уголовного дела против главы набсовета группы ВЕТЭК, владельца компаний «Газ Украина» и медиахолдинга UMH Group Сергея Курченко, структурам которого и принадлежали акции НПЗ (были выкуплены у «Лукойла» в 2013 году).

 

Бизнесмена на Украине обвиняют в махинациях с продажей нефти, налоговых преступлениях, а также незаконной торговлей углем из Донбасса. В 2014 году украинский министр внутренних дел Арсен Аваков утверждал, что компании, входящие в холдинг ВЕТЭК, ввезли по фиктивным документам на территорию Украины свыше пяти миллионов тонн нефтепродуктов на сумму 36 миллиардов гривен.

 

В ходе расследования против Курченко на Украине были арестованы счета и имущество на 1,5 миллиарда гривен (более 57 миллионов долларов). Сам предприниматель после смены власти в Киеве и начала уголовного преследования уехал в Россию. В апреле Forbes писал, что компании, за которыми стоят Курченко и сын бывшего украинского президента Виктора Януковича Александр, могут монополизировать поставки сжиженного углеводородного газа на Украину.

 

По словам генпрокурора Украины Юрия Луценко, имущественный комплекс Одесского НПЗ изъяли полюбовно — в рамках сделки со следствием других фигурантов уголовного дела о хищениях «по схеме Курченко». Подробности этой сделки Луценко не сообщил. Завод должны передать в собственность украинского кабинета министров, а затем приватизировать.

 

Проблема в том, что принадлежащий структуре Курченко завод заложен по кредиту в банке ВТБ.

 

«Если украинские судебные инстанции проигнорируют права ВТБ, вероятно, вопрос может быть передан на рассмотрение международных арбитражных судов», — говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин. И добавляет, что сама конфискация имущества, в том числе акций предприятия, по уголовному или административному делу «возможна и полностью является правом суда». Банк ВТБ отказался от комментариев.

 

Бей своих, чтобы чужие боялись

 

Курченко — не единственный опальный украинский олигарх, чьи активы перешли государству. В конце прошлого года была национализирована крупнейшая в стране финансовая структура — Приватбанк, принадлежавший Игорю Коломойскому. Обратим внимание, что, как и в случае с Одесским НПЗ, по официальной версии Киева, собственники сами передали актив государству. Главные частные акционеры «Привата», Коломойский и Геннадий Боголюбов, якобы обратились к правительству с предложением о национализации в интересах 20 миллионов клиентов банка.

 

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник называет национализацию активов бежавших с Украины или попавших в опалу олигархов (таких как Курченко, Фирташ, Коломойский) «политической подготовкой к президентским выборам 2019 года». Тренд на борьбу за собственность усилится, уверен он. «Чувствуется сильное давление со стороны власти на олигархов и медиахолдинги. Курченко — наиболее удобная жертва из-за отсутствия политического прикрытия. Кто-то пытается урвать телеканал "Интер", кто-то — активы поменьше», — рассказал «Ленте.ру» Бортник.

 

В истории с Приватбанком, по словам политолога, совпало сразу несколько факторов — в частности, тяжелая финансовая ситуация, в которой оказалась кредитная структура, и желание определенных политических кругов захватить этот актив. Очевидно, что потеря такого мощного финансового рычага ослабляет политические позиции команды Коломойского.

 

Бортник также не исключил, что украинские депутаты и чиновники вернутся к вопросу национализации российской собственности на Украине ближе к выборам, когда «будут разыгрываться радикальные политические карты». Бортник указывает, что такие действия не столько рейдерство, сколько классический политический шантаж.

 

В апреле заработать политические очки таким образом пыталась партия «Укроп» («Украинское объединение патриотов»), потребовавшая от президента Порошенко национализировать действующие на Украине банки с российским капиталом. Вопрос о том, насколько реальны такие угрозы, остается открытым. Еще за месяц до выступления «укропатриотов» глава Сбербанка Герман Греф заявлял, что финансовая организация рассматривает варианты «максимально быстрого выхода с украинского рынка».

 

Как в контактном зоопарке

 

В 2015 году Украина уже предпринимала попытки национализировать все российское имущество, находящееся на территории страны — соответствующий законопроект вносился в Верховную Раду. Президент «Украналитцентра» Александр Охрименко тогда перечислял украинском изданию «Сегодня» целый перечень активов, которые могли быть национализированы: «ТНК-BP Коммерс», «Лукойл-Украина», «Альянс ойл Украина», «Донецксталь», «Запорожсталь», Николаевский глиноземный завод, Южный ГОК, «Киевстар», «МТС-Украина», ряд банков. По его словам, почти в каждой десятой из 200 крупнейших компаний на Украине есть доля российского капитала. Речь также шла о претензиях Украины на некоторое бывшее советское имущество за рубежом стоимостью около 20 миллионов долларов.

 

Национализация в 2015 году провалилась — украинский парламент отклонил законопроект (против проголосовала в том числе фракция «Блока Петра Порошенко») после того, как в Москве пригрозили в ответ заморозить все украинские активы в России и потребовать немедленного возврата долгов.

 

«Вопрос национализации российских активов на Украине лежит вне правовой плоскости. Попытки сделать это де-факто приведут к серьезным юридическим последствиям для Украины. Подобного рода практика встречает серьезное непонимание и неприятие у западных партнеров. Поэтому вероятность такого развития событий невелика», — считает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. И тут же добавляет, что в отношениях с Украиной, «как в контактном зоопарке, исключать ничего нельзя». Украина — страна удивительная, там все возможно. Я бы деньги не поставил на это (невозможность национализации российской собственности), говорит он.

 

Передачу в госсобственность Одесского НПЗ Мухин считает «юридическим казусом», который, вероятно, будет разрешаться в международном арбитраже. Эксперт при этом уверен в неизбежности постепенного ухода с Украины российского бизнеса, поскольку там для него созданы совершенно неприемлемые условия.