Российский газовый концерн продолжит работу на месторождении Южный Парс.
«Газпром» возвращается в Иран
ТАСС/ Михаил Метцель

«Газпром» планирует подписать соглашение с иранской нефтегазовой госкорпорацией National Iranian Oil Company (NIOC) о строительстве завода по производству сжиженного газа в Иране, который будет получать газ с месторождения Южный Парс. Об этом «Известиям» рассказали два источника, знакомые с планами газового холдинга. Информацию подтвердил торговый представитель России в Иране. Планируемые поставки газа из Ирана в Индию, а затем и дальше — в Лаос и Камбоджу — могут сформировать «ближневосточно-азиатское» энергетическое кольцо, рассказали «Известиям» источники в отрасли.  

 

Российский газовый концерн уже работал на Южном Парсе: с 1997 года «Газпром» участвовал в разработке второй и третьей очередей обустройства газового месторождения. Однако в 2006 году Совет Безопасности ООН ввел экономические санкции против Ирана в связи с его ядерной программой. 16 января 2016 года санкции были сняты после объявления в Вене о начале реализации ядерного соглашения Тегерана, пяти постоянных членов Совбеза ООН и Германии.

— Документ о сотрудничестве с NIOC может быть подписан в ходе Петербургского экономического форума, — сообщил «Известиям» источник, знакомый с ходом переговоров.

Не так давно, в марте, «Газпром» подписал меморандум о взаимопонимании с иранцами, в соответствии с которым стороны договорились изучить перспективы сотрудничества в сфере поиска, разведки и добычи углеводородного сырья на территории Ирана. Соглашение станет следующим шагом — с более конкретно прописанными действиями сторон, добавил источник в энергетической отрасли России.

 

Информацию о планах «Газпрома» подтвердил «Известиям» торговый представитель России в Иране Андрей Луганский.

— «Газпром» планирует построить завод по сжижению газа в рамках разработки гигантского газового месторождения Южный Парс, — рассказал он.

По его данным, сейчас Иран готовит только сервисные контракты с иностранными компаниями, так как нефть и газ принадлежат государству.

 

«Газпром» свои планы не прокомментировал.

 

Иран уже начал добычу на нескольких участках Южного Парса и даже перерабатывает часть газа в СПГ, однако объемы пока весьма скромные — порядка 1 млн т в год, подсчитал для «Известий» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов.

— Иран сейчас может быть внешнеполитическим партнером России, но при этом он не перестает быть конкурентом «Газпрома» на европейском и мировом газовых рынках, — напомнил эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев.

Однако этим совместным проектом «Газпром» может сработать на будущее и превратить возможного конкурента на газовом рынке в союзника, уверена замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова.

— Учитывая, что Иран и Россия являются союзниками в сирийском вопросе, «Газпром» и NIOC могут быть близки к практической реализации проекта, — добавила она. 

Главная проблема заключается в том, что цены на газ, в том числе на СПГ, всё еще остаются достаточно низкими, поэтому строительство завода может не окупиться в ближайшее время, напомнила Наталья Мильчакова. Она подсчитала, что с начала 2017 года СПГ подешевел на 45% по сравнению со средними ценами 2016 года, что связано с избытком этого товара на рынке, а также с тем, что цены на газ, в том числе на СПГ, зависимы от динамики нефтяных цен и приспосабливаются к их изменению позже, то есть с некоторым временным лагом.

 

Опрошенные «Известиями» эксперты предположили, что в случае строительства СПГ-завода «Газпром» и NIOC могут создать совместное предприятие с паритетным владением. Скорее всего, это СП может быть создано как сервисная организация, считает Алексей Калачев из «Финама».

— Впрочем, не исключено, что Иран за собой оставит контроль в СП, но здесь неясно, одобрит ли «Газпром» такую форму участия или нет, — рассуждает Наталья Мильчакова.

Пока для определения размера доли «Газпрома» в заводе слишком мало информации, добавил Алексей Калачев.

— Доли будут зависеть от оценки иранского газа, выделяемого под этот проект, от того, кто и какие технологии предоставит для производства СПГ, кто будет строить завод, кто и насколько будет финансировать проект, — резюмировал он.

Еще один источник в отрасли рассказал «Известиям» о более масштабных планах России и Ирана по реализации газа: возможны трубопроводные поставки в Индию, а также в Лаос и Камбоджу. Эксперты уверены, что создание такого трубопровода стало бы беспрецедентным проектом.

— Поставки в Лаос и Камбоджу создадут своего рода «энергетическое кольцо» с Ближнего Востока в Азию, — сказал источник.

Аналитик Наталья Мильчакова согласна, что в случае успешной реализации проекта по строительству СПГ-завода «Газпром» может увеличить масштабы операций в этой стране и начать поставлять трубопроводный газ в Индию через территории Ирана и Пакистана.

— Теоретически в таком сценарии ничего невозможного нет, хотя общая протяженность такого трубопровода будет беспрецедентной. Кроме того, ряд участков по пути из-за горного ландшафта будут трудными для строительства, — отметил Алексей Калачев.

По его словам, в ряде приграничных районов Пакистана, Индии, а также на территории Лаоса и Камбоджи до сих пор действуют незаконные вооруженные формирования и банды, которые могут угрожать безопасности инфраструктуры. 

— Камбоджа очень заинтересована сейчас в российских и китайских инвестициях, Лаос больше ориентирован на Китай. Когда экономическая конъюнктура будет этому благоприятствовать, такие проекты станут реальностью, — считает Наталья Мильчакова.

Общие запасы Южного Парса оцениваются в 13,8 трлн кубометров, на иранской территории — более 12 трлн кубометров, остальное — в территориальных водах Катара.