Правительство сегодня должно обсудить сценарные условия социально-экономического развития до 2020 года — макропрогноз Минэкономики для целей трехлетнего бюджета.
Прогнозы Минэкономики представлены в правительство
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

"Сценарные условия" — документ, который формально предшествует выработке будущей бюджетной политики на 2018-2020 годы и устанавливает рамки для нее в виде сценариев развития экономики на плановый период. Минэкономики, по данным "Ъ", уже передало рабочую версию документа в Белый дом, где его будут обсуждать на заседании правительства в четверг.

 

Об основных параметрах прогноза глава Минэкономики Максим Орешкин рассказывал ранее (см. "Ъ" от 7 апреля), из более широкой версии документа, подготовленной для Белого дома, стали известны лишь некоторые детали сценарных версий и обоснования расчетов. По данным "Ъ", и базовый (принятый за основу), и целевой варианты прогноза предполагают в качестве основных внутриэкономических предпосылок сохранение ЦБ инфляционного таргетирования, введение постоянного "бюджетного правила" и стерилизации доходов бюджета от экспорта нефти при цене выше $40 за баррель, сохранение санкционного режима, индексацию всех тарифов с потолком на уровень инфляции и — крайне умеренный отток капитала.

 

По оценкам команды Максима Орешкина, для соответствия параметрам платежного баланса, вложенным в модель расчетов, отток капитала в 2017-2018 годах должен составлять порядка $8-10 млрд в год и в 2019-2020 годах снизиться до $6 млрд в год.

 

Отметим, итоги первого квартала 2017 года, вопреки ожиданиям ЦБ, не показавшие (вероятно, из-за влияния на показатели отдельных операций "Роснефти", бюджета и альянса Glencore и фонда QIA) чистого притока капитала, пока не позволяют говорить о том, что в 2017 году отток на уровне $10 млрд в год невозможен. Однако проблема с этой частью сценария, видимо, есть — тем более что не только цифры, но и тренды в модели при заложенной в нее среднегодовой цене нефти в 2017 году в $45 за баррель могут сильно расходиться с реальными наблюдениями. Минэкономики и Минфин настаивают на том, что равновесный курс рубля при нынешнем состоянии платежного баланса завышен — и в дальнейшем национальная валюта ослабнет. Однако поведение рубля может отличаться от сценарного, расчеты по курсу содержат большую долю условности, на что накануне на конференции ВШЭ обращала внимание первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. При превышении же оттоком капитала из РФ прогнозных цифр оценивать инвестактивность до 2020 года сложно.

 

При этом представленный вчера департаментом исследований и прогнозирования ЦБ апрельский выпуск бюллетеня "О чем говорят тренды" показывает, что в экономике РФ есть место неожиданностям. Так, ЦБ обращает внимание на снижение в феврале числа занятых в экономике при параллельном уменьшении числа безработных. Это, констатирует ЦБ, противоречит восстановлению промышленных индексов PMI, к апрелю достигших уровней 2008 года,— эти настроения в промышленности соответствуют "завершению кризиса".

 

ЦБ не исключает и устойчивого характера сокращения занятости — в бюллетене впервые представлены длинные ряды по структурным показателям безработицы, в том числе скрытой (U5 и U6), которые, по расчетам ЦБ, продолжают снижаться. В целом, рынок труда РФ существенно отличается от классических, к тому же имеет умеренно крупную теневую компоненту. Достаточно сложно сказать, станет ли сокращение экономически активного населения (не обусловленное чисто демографическими показателями) во втором квартале 2017 года, если оно будет зафиксировано, свидетельством субъективного "завершения кризиса" для населения или наоборот. Ранее рынок труда в РФ вел себя нетипично и в кризис экономическую активность населения увеличивал.

 

Учитывая, что ограничение рынка труда — ключевое для роста ВВП на ближайшие годы, вопрос о том, намерено население работать больше или меньше — не праздный, хотя для целевой версии прогноза Минэкономики это не так важно. Условием его реализации является набор "комплексных мер" по росту экономики. Эта программа до 2025 года пока не публиковалась, известно лишь, что она предполагает реализацию "маневра 22/22" и ряд реформ в социальной и регуляторной сфере. Снижение налогообложения труда ответ на вопрос, верят ли в России в завершение кризиса или нет, призвано сделать второстепенным.

 

Дмитрий Бутрин