На прошлой неделе министр сельского хозяйства России Александр Ткачев назвал Белоруссию крупнейшей перевалочной базой для запрещенных продуктов. Официальная статистика показывает, что во многом это действительно так. Более того, даже проявление политической воли и жесткое ограничение белорусских поставок ситуацию, скорее всего, не спасут: экспортеры смогут найти лазейки в других странах.
Как Белоруссия стала главным поставщиком экзотических продуктов в Россию
Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В августе-сентябре 2014 года все российские СМИ передавали впечатляющие кадры с полигонов, где тракторы давили только что запрещенный итальянский сыр, испанские помидоры и польские яблоки. Одни комментаторы в патриотическом негодовании одобряли эту деятельность, другие, относящиеся к либеральному лагерю, столь же яро возмущались этим процессом, предрекая «пармезановый голод». Реальность жестоко обманула и тех, и других, а заодно и ожидания российских чиновников. Санкционные продукты как поставлялись, так и продолжили поставляться.

 

Быстрее всех сориентировалась Белоруссия, которая поняла, что положение члена Евразийского экономического союза дает ей великолепные козыри. Поставщики, лишившиеся возможности грузить в Россию продовольствие напрямую, были рады сотрудничеству с Минском, благо последний может без ограничений отправлять товары в Россию, вообще не уплачивая (в отличие от тех же стран ЕС) никаких пошлин.

 

В итоге оказалось, что Белоруссия знаменита не только своей картошкой, но еще и бананами, ананасами, мидиями — практически всем, что в мире растет, ходит или плавает. В кратчайшие сроки Белоруссия стала экспортировать в Россию сотни наименований продукции, которая ассоциируется с чем угодно, только не с Беловежской Пущей и болотами Припяти. Вот лишь несколько характерных примеров.

 

Инжир

 

В первом квартале 2017 года Белоруссия нарастила поставки инжира в Россию в 3,6 раза. Для понимания значимости этой цифры нужно назвать другую: в первом полугодии 2016-го на Белоруссию приходилось 49 процентов российского импорта инжира. Еще 50 процентов оставалось за Турцией (которую тогда уже поразили продовольственные санкции). Где-то скромно в уголке притаился 1 процент инжира из Бразилии.

 

Между тем северная граница ареала произрастания инжира проходит существенно южнее границ Белоруссии. Эта ягода любит субтропики, а не прохладный умеренно континентальный климат. Однако политическая география в данном вопросе важнее физической: поставщики быстро сориентировались и смогли договориться с белорусскими посредниками о реэкспорте. В результате довольны и экспортеры из той же Турции, удержавшие рынок сбыта, и белорусский бизнес, зарабатывающий свои деньги, и официальный Минск, создающий рабочие места во время кризиса. Словом, все, кроме Россельхознадзора.

 

Яблоки

 

Яблоки в Россию до введения продовольственного эмбарго импортировались из самых разных стран мира, но ключевым поставщиком являлась Польша. На ее долю приходилось более половины всех поставок в количественном выражении. После принятия контрсанкций импорт в целом заметно снизился — с 1,4 миллиона до примерно 1 миллиона тонн (что частично было вызвано и другими факторами, в частности экономическим спадом и резким ослаблением рубля).

 

Тут на сцене и появилась Белоруссия. Строго говоря, импорт «белорусских» яблок уже вовсю шел задолго до обострения отношений с Евросоюзом. К примеру, в 2013 году Россия ввезла около 60 тысяч тонн самого популярного в стране фрукта с территории западного соседа, что больше, чем Белоруссия произвела (около 50 тысяч тонн). К 2015 году это соотношение достигло 5:1, а по некоторым оценкам, и того больше.

 

«В 2015 году Белоруссия ввезла в Россию 400 тысяч тонн яблок. По их статистике, они отгрузили 500 тысяч тонн (где "потерялись" 100 тысяч тонн — неясно). Однако совокупное производство яблок в Белоруссии составляет примерно 54 тысячи тонн», — заявила в беседе с «Лентой.ру» гендиректор аналитического агентства Fruitnews Ирина Козий.

Читать далее