Великобритания надеется за два года договориться с ЕС о создании самой масштабной зоны свободной торговли, особенно в части открытости рынков финансовых услуг и телекома.
Лондон и Брюссель выставляют друг другу счета за «Брексит»
Peter Nicholls / Reuters

В Брюсселе, однако, указывают Лондону на необходимость сначала определиться с финансовыми обязательствами перед ЕС, а также со статусом экспатов. Крупнейшие инвестбанки и страховщики, опасаясь потери доступа на европейский рынок, уже заявляют о переводе части персонала в страны ЕС — альтернативами Лондону они, в частности, считают Брюссель и Дублин.

 

Великобритания официально инициировала процедуру выхода из Евросоюза, направив в минувшую среду письмо с уведомлением о применении 50-й статьи договора о создании ЕС. Теперь на переговоры об условиях "Брексита" отведено два года (30 марта 2019 года Великобритания автоматически выйдет из ЕС). Днем позже была опубликована "белая книга" для Great Repeal Bill — это документ, отменяющий приоритет европейского регулирования над британским, но инкорпорирующий первое во второе за вычетом ссылок на общие институты и регуляторные агентства. Он не содержит деталей позиции Лондона на переговорах — первое ее относительно конкретное описание с максимально широкой запросной позицией прописано в "белой книге", опубликованной в начале февраля.

 

В письме Терезы Мэй отмечается желание создать "глубокое и особенное" партнерство с ЕС и заключить самое масштабное из существующих соглашение о свободной торговле, в частности, покрывающее финансовые и телекоммуникационные услуги. Однако в случае провала переговоров Великобритания будет вести торговлю с ЕС по правилам ВТО — ранее в Лондоне обозначили готовность стать "глобальным игроком" и провести переговоры с 40 странами. В ответ на это Европарламент в резолюции к переговорам указывает, что указанная в письме позиция свидетельствует о неучастии страны в едином рынке и таможенном союзе ЕС,— а также отмечает, что ведение Лондоном торговых переговоров с третьими странами до достижения сделки с ЕС нарушает нормы действующего права и повлечет за собой санкции. Соглашение будет возможно лишь в случае соблюдения Великобританией стандартов в нескольких областях, включая борьбу с уходом от налогов, говорится в документе.

 

Содержательные переговоры начнутся не ранее конца мая — до этого Европарламенту и главам стран ЕС предстоит утвердить общие принципы, которых будет придерживаться европейская сторона на переговорах (их от лица ЕС будет вести Еврокомиссия). В первую очередь в ЕС требуют от Лондона определиться с финансовыми обязательствами (ранее глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер оценил их в €50 млрд, включая пенсии бывшим служащим общих европейских институтов и средства на ранее одобренные проекты), а также со статусом экспатов и их социальным обеспечением.

 

Лондон также считает вопрос миграции одним из самых приоритетных, однако деталей по тому, какие права останутся у мигрантов, а также как будет ограничен их приток, представлено не было. Более того, возможное ограничение доступа к трудовым ресурсам является одним из основных рисков для компаний, базирующихся в Лондоне. Еще более важным риском для финсектора является утрата текущего режима, когда компании и банки стран ЕС, получая единые "паспорта" на оказание финуслуг, могут работать в разных странах союза (экспорт финуслуг в ЕС составляет порядка £22 млрд). Часть банков и страховщиков уже объявила о планах создания "дочек" в странах ЕС и переводе части сотрудников. Так, в JP Morgan на прошлой неделе заявили, что рассматривают возможность перемещения части рабочих мест в Дублин, в Goldman Sachs ранее анонсировали планы перемещения персонала во Франкфурт и Париж, а Lloyd's of London, один из крупнейших мировых страховщиков, заявил, что планирует открыть операционный хаб в Брюсселе, отмечая, что при выборе оценивались удобство регулирования, наличие кадров, а также шансы сохранения страной членства в ЕС.