Международный валютный фонд (МВФ) обсуждает перспективы возвращения одной из крупнейших развивающихся экономик мира, Бразилии, к модели роста, основывающейся на увеличении потребления.
Бразилия вернется к потребительскому росту ВВП без шансов на успех
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Экономические успехи страны с 2004 по 2014 год основывались на модели, которая активно обсуждается в России — рост ВВП обеспечивается ускоренным ростом доходов населения и ростом кредита. МВФ констатирует, что долгосрочным этот рост уже не будет: этого не даст накопленное за предыдущий период отставание в качестве инфраструктуры, время роста на увеличении зарплат будет меньше, чем ранее.

 

Трой Матесон и Карлос Гоэс, ведущие специалисты департамента по западному полушарию МВФ, в конце марта опубликовали рабочие документы, обсуждающие одну из наиболее актуальных для развивающихся стран тем в международной экономике. Документ под заголовком "Потребление в Бразилии: когда наступит следующий раз?" содержит исследование итогов экономической политики Бразилии в 2004-2012 годах и развития ее экономики в последующие годы.

 

Напомним, для стран BRICS (в меньшей степени для КНР, в большей — для России и ЮАР) и крупных инвесторов в развивающиеся рынки развитие ситуации в Бразилии является крайне важным — страна фактически первой среди крупных экономик этой группы провозгласила активную политику экономического роста за счет опережающего увеличения потребления домохозяйств и в течение последующих десяти лет, несмотря на сырьевой кризис 2008-2009 годов и смену правительств, придерживалась этого курса. В период с 2003 по 2013 год, констатируют в МВФ, частное потребление в Бразилии всегда ежегодно прирастало на 3,5% и выше (пики роста, 6-6,5%, пришлись на 2008 и 2010 годы, эти цифры выше, чем для РФ), и обвал ВВП с 6% в 2007 году до минус 0,3% в 2008-м лишь снизил прирост потребления домохозяйств до 4% годовых. В 2014 году вместе со снижением темпов роста ВВП ниже 1% годовых до тех же цифр снизился рост потребления, летние Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро в 2016 году (через два года после Олимпиады в Сочи в 2014 году) экономика страны проводила в рецессии — по итогам 2016 года ВВП страны упал на 3,8% после спада на 3,6% в 2015 году. Формального изменения модели роста власти Бразилии, впрочем, не провозглашали — несмотря на то что за время десятилетия роста в стране активно развернулась вполне эффективная антикоррупционная кампания и сменились два президента. Представитель левой Партии трудящихся Дилма Руссефф сменила в 2011 году социалиста Лула да Силва на посту президента и в 2016 году была подвергнута импичменту, сейчас у власти представитель политического центра Мишел Темер. ЦБ Бразилии ожидает в 2017 году роста ВВП страны на 0,5%, в целом и риторика представителей правительства об источниках роста экономики страны не изменилась.

 

 

Сейчас "бразильская модель" экономического роста является крайне привлекательной для России. В частности, ее сторонником является социальный блок Белого дома, вице-премьер Ольга Голодец неоднократно высказывалась в пользу именно такой политики как альтернативы "проинвестиционному" курсу экономического блока российского Белого дома. Часть инициатив экспертов в РФ по увеличению "расходов на человеческий капитал" отчасти дублирует эту логику.

 

Исследователи МВФ, отметим, фактически начинают с того, что связывают рост в Бразилии в 2004-2014 годах не столько с "потребительской экономикой", сколько с результатом активных вложений в 1990-е страны в образование. При этом реакция экономики Бразилии на действия властей в 2004-2014 годах была далека от однородной. Так, расчеты Матесона и Гоэса показывают, что по крайней мере два периода в течение этого времени (2006-2008 и 2009-2012 годы) совокупные реальные располагаемые доходы домохозяйств Бразилии как доля в ВВП страны падали, что указывает, как и в случае с РФ в эти же годы, на чистое кредитование населением экономики. Наиболее сильный эффект на рост потребления в Бразилии, по расчетам МВФ, оказало снижение инфляции и реальных ставок по кредитам, причем результатом было довольно сильное увеличение закредитованности домохозяйств (сейчас около 40% их дохода) — снижение ставок лишь стабилизировало их расходы на обслуживание долга на пике выше 20% доходов. Прочие факторы, по расчетам МВФ, действовали краткосрочно (на горизонте одного-двух лет) и имели меньший эффект.

 

Перспективы "бразильской модели" роста в 2017 году и позже МВФ оценивает достаточно осторожно. Матесон и Гоэс демонстрируют, что оборотной стороной модели стало отставание за десятилетие качества инфраструктуры в Бразилии, снижение темпов роста производительности труда и конкурентоспособности местных компаний. Прогнозы МВФ предполагают, что при увеличении потребления к ВВП на 1 процентный пункт (п. п.) в ближайшие годы рост практически не увеличится, тогда как прогнозы сокращения потребления предполагают увеличение на 1 п. п. роста инвестиций и на 0,1 п. п. доходов на душу населения при сокращении потребления домохозяйств на тот же 1 п. п. Ключевые рекомендации МВФ в этой сфере для Бразилии, что неудивительно, аналогичны общим рекомендациям для РФ: "расшивка" инфраструктурных ограничений, пенсионная и налоговая реформы, либерализация и формализация рынка труда.