Обучение россиян в Поднебесной сегодня почти так же популярно, как и поступление в европейский или американский вуз: 54 китайских университета входят в топ-500 лучших вузов мира.
Сложный язык и специфичная еда: зачем россиянам Китай?
РИА Новости. Геннадий Шишкин

Учиться в Китае я не собиралась, но папа решил, что такое образование обеспечит мне хорошее будущее, — признается студентка китайского Университета международного бизнеса и экономики Сабина Наджафова.

Она живет в Пекине уже почти шесть лет: сначала год учила язык, потом поступила в бакалавриат, а теперь учится в магистратуре. О решении своего папы не жалеет — наоборот, хочет и дальше оставаться в Китае, чтобы найти работу.

 

Обучение россиян в Поднебесной сегодня почти так же популярно, как и поступление в европейский или американский вуз: 54 китайских университета входят в топ-500 лучших вузов мира. Только к иностранцам в китайских университетах относятся лояльнее, рассказывает Сабина.

Преподаватели даже не обращают внимания, если мы на экзамене списываем, — говорит она.

Но это не значит, что учиться в Китае легко: для получения гранта на образование нужно поддерживать успеваемость на уровне 80%, а язык настолько сложный, что приходится все время переводить задания на родной. И это притом что Наджафова знает китайский не первый год — она начала изучать его еще в России.

Меня такая сложность, наоборот, привлекла: все вокруг говорят, что китайский очень сложный, мне хотелось попробовать — как хобби, но это оказалось так увлекательно, что я не смогла остановиться, — рассказывает Екатерина Брусенцова, студентка второго курса Уханьского университета.

Для того чтобы поступить в университет, она учила китайский более двух лет.

 

Связующее звено

 

Незнание языка является одной из основных проблем во взаимоотношениях России и Китая — как культурных, так и экономических. Большинство российских бизнесменов не владеют китайским языком или владеют им на недостаточном уровне, что сильно усложняет возможности для переговоров. Особенно остро эта проблема ощущается в вопросе законодательства — нередко сторонам сложно корректно понять законы другой стороны, из-за чего сделка может полностью сорваться.

 

Товарооборот между Россией и Китаем сегодня достигает 69,5 миллиарда долларов. За прошлый год он вырос на 2,2% и продолжает увеличиваться, согласно данным главного таможенного управления КНР. Но в вопросе инвестиций в производство китайцы все еще предпочитают изучать российский рынок, а не вкладываться в него, заявил на днях директор по работе с инвесторами АО "Особые экономические зоны" Евгений Автушенко. Из 545 инвесторов, которые подали заявки на создание своего производства на территории российских особых экономических зон, Китай представляют только пять компаний.

 

Наладить взаимодействие двух стран могут такие люди, как Сабина и Екатерина — то есть россияне, которые поехали учиться в Китай, считает Александр Авакянц, гендиректор China Campus Network Russia, российского представительства конгломерации ведущих китайских вузов. Ранее его команда организовывала языковые курсы для наших соотечественников в Китае, теперь Авакянц решил вплотную заняться процессом обучения россиян в Китае.

Мы хотим воспитать группу востребованных специалистов из России со знанием китайского языка, жизни и традиций, чтобы они стали связующим звеном между двумя странами, — объясняет Авакянц.

Молодые специалисты с пониманием того, как работать с Китаем, в российских компаниях будут иметь явное преимущество.

 

Работа China Campus Network Russia состоит из трех этапов, рассказывает Авакянц:

Поначалу это информирование и консультация по выбору вуза для обучения в Китае, затем — предвузовская подготовка —  изучение китайского языка с нуля и зачисление в один из вузов, и, наконец, связь с работодателями — стажировки и помощь с трудоустройством бывших студентов.

Возраст — не критерий

 

Программа нацелена в основном на молодежь — выпускников школ. Но, как говорит Авакянц, Китай сегодня интересен и гражданам, которые давно окончили университет. Так, например, сегодня в магистратуре Пекинского транспортного университета учится старший преподаватель Санкт-Петербургского университет гражданской авиации, кандидат наук Александр Мнишко.

 

Он признается: поехал, потому что в ходе работы появилась такая возможность.

Темп экономического роста Китая и его влияние на мир сегодня очень велики, поэтому отказываться от возможности поучиться здесь я не стал, тем более что китайское правительство выделяет большие гранты на обучение, — рассказывает он.

Мнишко тоже начинал свой путь с годичных языковых курсов.

Занятия шли пять дней подряд с восьми утра до девяти вечера — все это время мы в группе читали, говорили, писали на китайском, — вспоминает он.

Для использования языка на бытовом уровне такого количества занятий хватило, но с языком для обучения возникают проблемы: в ходе подготовки так называемому "языку специальности" уделяли мало времени.

 

Именно это решил исправить Авакянц:

Наша программа специально адаптирована под российских студентов и обучает не только бытовому языку, но и официальному, академическому, а также языкам специальностей.

Другими словами, студенты еще до начала обучения знакомятся со специфическими терминами, свойственными их профессии.

 

Дома лучше

 

Одно из важнейших отличий китайских вузов от российских — в них есть система "кредитов", и, чтобы окончить университет, нужно набрать определенное количество баллов, рассказывает Мнишко. Сдача одного предмета приравнивается к одному-двум баллам, а для того чтобы окончить магистратуру, нужно набрать 32 балла. При этом если за два года студент не набрал нужное количество "кредитов", он может оплатить еще один год и продолжить обучение.

 

По-другому ведут себя и преподаватели.

В России они трепетно относятся к студентам, а в Китае приходят рассказать свою лекцию, несмотря ни на что: студенты могут спать, есть, смотреть в свои компьютеры — преподаватель не обращает внимания, ты учишься для себя, — продолжает Мнишко.

Но при этом педагог никогда не откажется от личного общения со студентом и ответит на любые вопросы. Поддерживает Мнишко и Екатерина Брусенцова: по ее словам, при таком количестве студентов следить за всеми невозможно. Поэтому и формы контроля в Китае — в основном тесты, устных опросов и экзаменов почти нет. 

 

Но самая большая сложность в Китае это не баллы и не тесты, а специфическая еда и сами люди, говорит Сабина Наджафова.

К еде можно привыкнуть, но с людьми сложнее — они могут, например, наступить на ногу и не извиниться, а даже накричать на человека, что он расставил ноги как попало, — делится она.

Несмотря на это Наджафова думает о том, чтобы найти работу в Китае, поскольку считает такой вариант перспективнее. Александр Мнишко и Екатерина Брусенцова, напротив, после окончания учебы намерены вернуться домой.

Это неудивительно, — говорит Александр Авакянц, — из тех, кто уезжает в Китай, большинство предпочитают потом возвращаться домой и использовать полученный опыт в работе в России — уж очень разные у нас культуры.