На днях губернатор Калужской области Анатолий Артамонов выступил с неоднозначным заявлением. По его мнению, в небольших пенсиях виноваты сами пенсионеры: надо было лучше воспитывать своих детей. Тогда они и прокормили бы стариков-родителей. При чем тут государство? При всем цинизме такой постановки вопроса, в нынешнем состоянии пенсионной системы ответственность за свое будущее гражданам придется брать на себя.
Разбитая копилка: отменят ли в России пенсии
Михаил Воскресенский / РИА Новости

Что у губернатора на языке

 

Руководитель области отметил, что сегодня совокупное богатство Калужской области растет, и одно из свидетельств тому — обилие дорогих иномарок на улицах. Старых отечественных машин уже не встретишь. А многие пенсионеры перебиваются с хлеба на воду. Походя чиновник возложил ответственность за бедность на самих стариков. Дескать, детей неправильно воспитали. «А мы все думаем так: коль человек состарился, дети побоку, и должен кто-то содержать нас с вами, так не должно быть», — сообщил губернатор на заседании коллегии министерств в городской администрации.

 

Хотя губернатор явно сказал лишнее, это серьезный симптом: раз с языка государственного мужа сорвалось подобное, значит, дела с пенсионным обеспечением в стране плохи. Примечательно, что подобная идея прозвучала отнюдь не в депрессивном, а в относительно благополучном регионе — в Калужской области развит промышленный сектор, расположены высокотехнологичные производства. Здесь работают почти три тысячи предприятий, создающие около 40 процентов валового регионального продукта и формирующие более половины налоговых поступлений.

 

Такой же тревожный сигнал — январское заявление главы Минфина Антона Силуанова на Гайдаровском форуме. Министр сказал о необходимости принять «программу, стратегию совершенствования пенсионной системы в более справедливую, которая предусматривают большие пенсии тем, кто в этих пенсиях нуждается, и, соответственно, меньше тем, кто в них меньше нуждается».

 

По словам чиновника, это позволит сэкономить деньги и направить их на здравоохранение и образование. Обосновал он свою позицию тем, что для пенсионеров получение качественных медицинских услуг не менее, а, возможно, даже более важно, чем прибавка к пенсии. Свое предложение министр назвал «маневром внутри бюджета».

 

Другими словами, платить пенсии следует в первую очередь бедным, а тот, кто относительно состоятелен, может и обойтись (по крайней мере, ему это не так важно). Но этот «маневр» противоречит самой идее пенсионного обеспечения: ведь речь идет о пенсии, которую получают за работу, а не о пособии по бедности. Что же касается медицинских услуг, то довольно странно повышать их качество за счет заработанных за трудовую жизнь пенсий.

 

Моральный аспект

 

У всего это еще есть еще и чисто этическая сторона. Люди, которые сейчас выходят на пенсию, фактически создавали российскую экономику. По данным Федеральной антимонопольной службы, госкомпании формируют в данный момент 70 процентов российского валового продукта (в 2015-м доля госкомпаний в экономике составляла 35 процентов). И теперь, когда бюджетные поступления существенно сократились из-за дешевой нефти, чиновники предлагают больше рожать и лучше воспитывать!

 

Надо учитывать и то, что старшее поколение росло совсем в других условиях и рассчитывало на совершенно иную модель социального обеспечения (которую, кстати, государство гарантировало). В СССР от бедности защищала зарплата, а она была у каждого. Минимальная — 150 процентов от прожиточного минимума. Предполагалось, что, когда молодые люди только вступают в трудовую жизнь, супружеская пара могла родить ребенка и его обеспечивать: два работающих родителя в совокупности получали три прожиточных минимума. Потом, примерно через пять лет, у людей складывается карьера, и зарплата несколько увеличивается. Тогда семья может завести второго ребенка. Такой была базовая модель жизни советского гражданина.

 

В современной России минимальная зарплата — 7,8 тысячи рублей. Это около 50 процентов прожиточного минимума (если считать в среднем по стране). Поэтому в семье, где муж и жена оба получают минимальную зарплату, у них на двоих только один прожиточный минимум. Если же рождается ребенок, то надежды на более или менее нормальное существование вовсе испаряются.

 

Помимо предоставления людям минимальных гарантий, социальная система должна еще сглаживать неравенство. И здесь тоже ситуация кардинально изменилась. Если в Советском Союзе разница доходов между 10 процентами самых бедных и 10 процентами самых богатых была максимум шестикратной, то сейчас — 16-кратная! На то есть и объективные причины: в больших странах неравенство сильнее, поскольку там много разных территорий с разными экономическими возможностями.

Читать далее