Почему Дональд Трамп похож на Герберта Гувера и ждет ли Америку новая Великая депрессия?
Назад в 30-е: чем опасна для мировой экономики радикальная политика Трампа?
Стрингер / РИА Новости

Игорь Аксенов

 

В истории США уже был президент, похожий на Трампа и управлявший страной в похожих условиях. Так же как Трамп, он вмешивался в экономические процессы, поддерживал увеличение тарифных барьеров во внешней торговле и кампанию по высылке «нежелательных» иммигрантов.

 

Новый Рейган?

 

В американском деловом сообществе только ленивый не сравнивает республиканскую администрацию Трампа с администрацией Рейгана. В глазах консервативных политических кругов это считается комплиментом: Рейгану приписываются чуть ли не единоличное лидерство в оживлении деловой активности и все реформы, создавшие мощный толчок к развитию экономики в последующие годы.

 

При объективном рассмотрении, между Трампом и Рейганом нет совершенно ничего общего. Рейган пришел к власти в ситуации высокой безработицы, (относительно) низкого государственного долга, высокой инфляции и высоких процентных ставок. Трамп унаследовал экономику с противоположными показателями: низкой безработицей, высоким государственным долгом, низкой инфляцией и низкими процентными ставками. Объективная реальность говорит о том, что траектория дальнейшего развития американской экономики вряд ли будет похожа на годы правления Рейгана.

 

Экскурс в историю

 

В истории США уже был президент, значительно больше похожий на Трампа. От своего предшественника он унаследовал высокоразвитую экономику с минимальным уровнем безработицы и быстро растущим сектором высоких технологий, привлекавших высокообразованных сотрудников со всего мира. Так же как и сейчас, потенциальный экономический кризис в предыдущем десятилетии был успешно преодолен благодаря решительным шагам ФРС.  Последовательная политика финансовых властей способствовала стабильному экономическому росту при минимальной инфляции, что позволило снизить уровень безработицы с 10% до 4% за 8 лет. Речь идет про экономическую ситуацию в 1928 году, когда на выборах победил Герберт Гувер.

 

Есть много общего между имиджем этого человека и действующим президентом США. У обоих была репутация успешных деловых людей, которые добиваются результатов. Оба декларировали стремление усовершенствовать правительство (движение «за эффективность» Гувера) и заставить его работать на благо народа (призыв Трампа «осушить Вашингтонское болото»). Оба были уверены, что они знают как решить проблемы страны. Оба были сторонниками активных действий и радикальных мер вопреки позиции большинства экономистов. В случае Гувера это привело к катастрофе.

 

Политический пасьянс

 

Цепочка событий вполне объяснима: неравномерное развитие разных регионов страны ведет к традиционному противостоянию более развитых прибрежных штатов Востока и Запада и менее развитых штатов Среднего запада. Политическая система равномерно распределяет голоса между всеми штатами и дает неравномерно больший вес центру страны. Для победы на выборах политикам приходится считаться с настроениями, взглядами и заблуждениями не только самых прогрессивных, но и самых ретроградных регионов.

 

В конце 1920-х годов высокий уровень производства в стране привел некоторых политических лидеров к парадоксальным выводам. Считалось, что если товары не находят спроса, то, чтобы избежать падения цен на них, необходимо сократить импорт конкурирующих иностранных товаров. Предполагалось, что потребители внутри страны переключатся на товары национального производителя и таким образом решат проблему излишних мощностей.  Угрозу аналогичных ответных ограничений в других странах никто не принимал во внимание.

 

Замедление производства в сельскохозяйственных регионах и отток средств на фондовый рынок привели к параболическому росту биржевых котировок, который закончился крахом в сентябре 1929 года.  Пострадали в основном небольшие региональные банки, которые держали свои средства в спекулятивных счетах через банки-контрагенты в Нью-Йорке. Потеря резервов ослабила банковскую систему всей страны и снизила порог банкротства для многих.

 

Что же делали власти? В 1929-1930 годах Конгресс и президент Гувер быстро перешли от деклараций к практическим действиям.

 

Сократить несправедливую конкуренцию!

 

Спад в экономике был общемировым явлением. Переток средств американских инвесторов из европейских ценных бумаг в спекулятивные счета в Нью-Йорке привел к сокращению американских кредитов иностранцам в 1927-1928 годах. Это привело к уменьшению американского экспорта.

 

Вполне логичная цепь событий была не до конца понятна экономистам той эпохи. Дешевый импорт все еще считался угрозой, несмотря на продолжающийся повсеместно экономический спад. И чтобы поддержать свою промышленность и предотвратить падение объемов производства, Конгресс резко поднял тарифы на импорт. Последовавшие ответные меры (Канада подняла ряд тарифов до 30%), как и ожидалось, привели к дальнейшему спаду американского экспорта.

 

Во всем виноваты приезжие!

 

Падение производства привело к росту безработицы. Правительство усугубило ее эффект призывами не сокращать заработную плату сотрудникам. В условиях дефляции и падения цен, фиксированная зарплата сотрудников в реальном измерении увеличилась. Поэтому частный сектор, не имея возможности снизить зарплату, отреагировал массовым сокращением рабочих мест.

 

Как следствие, прежде всего выросла конкуренция за рабочие места, не требующие высококвалифицированной рабочей силы. С целью отвлечь население от собственных ошибок, власти всячески способствовали антииммигрантской истерии в прессе. Федеральное правительство санкционировало фактически незаконную депортацию населения латиноамериканского происхождения. По меньшей мере часть репатриантов были гражданами США.

 

Разрушить козни финансистов!

 

Недоверие к воротилам с Уолл-стрит — явление старинное. ФРС, несмотря на децентрализованную структуру, уже в 1920-е годы считался инструментом «финансовых заговорщиков». Подобные идеи создавали политический климат, в котором нерешительное руководство ФРС не рисковало делать что-либо, опасаясь политических последствий.

 

Трамп – это Гувер сегодня?

 

Многие из упомянутых тем можно было наблюдать в прошлом году в виде лозунгов избирательной кампании Трампа. Вскоре после победы на выборах почти все они получили практическое продолжение.

 

От критики «неравноправных» торговых соглашений правительство перешло к пересмотру одного из основных договоров о свободной торговле (НАФТА). Призывы к прямому налогообложению товаров иностранного производства (налог до 45%!) идут много дальше, чем любой рост таможенных тарифов. Китай и прочие крупнейшие торговые партнеры уже обещали не оставить подобные шаги без ответа.  Неочевидно, что кто-либо в экспертном сообществе просчитывал все последствия такого рода действий.

 

Активное вмешательство в экономические процессы также началось незамедлительно. В такую ситуацию уже попали автомобильная и медицинская промышленность. Началось давление на конкретные компании с целью сохранения рабочих мест на американской территории. Многие другие компании уже активно рекламируют свои планы о расширении или возобновлении производства на территории США. В условиях позднего экономического цикла необходимость таких шагов объясняется только политической целесообразностью.

 

Страх перед «преступниками-иммигрантами», «сидящими на социальном обеспечении и забравшими рабочие места коренного населения» особенно распространен там, где их нет, то есть в экономически депрессивных регионах центра страны. Розыгрыш мусульманской карты выглядит как проба пера перед введением более серьезных ограничений на иностранную рабочую силу (отмена программы рабочих виз и т. п.). Проблема в том, что сначала пострадает привлечение высококвалифицированных сотрудников в компании новой экономики. А отсутствие дешевой сезонной рабочей силы может привести к реальному подорожанию продуктов питания, что прежде всего ударит по малоимущим, которые в большинстве своем поддерживают Трампа.

 

Во время избирательной компании ФРС подвергалась критике за политику, потворствующую кандидату Демократической партии. В Конгрессе уже много лет критикуют ФРС за «финансовые манипуляции», подразумевая под этим меры по выводу страны из кризиса. В очередной раз планируются изменение законов для сужения свободы маневра Центрального банка и его подчинения политическим целям. При сегодняшнем раскладе сил можно представить реальный прогресс в этом направлении. Отсутствие стабилизирующей силы ФРС может реально ухудшить ситуацию на многих финансовых рынках не только в США.

 

Прогноз

 

Есть существенная разница между президентом США сегодня и в 1928 году. При всех недостатках политики тех лет хорошо знали политическую систему, делали свое дело и могли добиться немалого, сознавая при этом пределы своих возможностей. Эти люди относились к делу серьезно и не бросали слов на ветер.

 

Президент США сегодня не профессиональный политик. В условиях системы, построенной на балансе властей и консенсусе, неспособность договариваться и желание всем навязать свою волю — далеко не лучшие качества. Помимо этого, он и его окружение банально не знакомы с многими функциями и возможностями тех должностей, которые занимают. При этом до сих пор остаются сомнения по поводу адекватности самого президента: осознает ли он полноту своих прав и обязанностей и влияние его поведения на происходящее в стране?

 

В данной ситуации лучшим исходом для всех будет слаженная работа разных ветвей власти по предотвращению наиболее одиозных решений администрации. Сейчас мы в реальном времени наблюдаем именно за этим.