2017 год начался оптимистически: цены на нефть колеблются в районе 55 долларов за баррель, рубль стабилен, а инфляция по итогам января может достигнуть целевых показателей в 0,5%.
Полтора процента оптимизма

Российская экономика демонстрирует все признаки потенциальной востребованности инвесторами. Правда, прямых инвестиций в Россию по-прежнему фактически нет, хотя портфельные действительно вывели ее в лидеры среди развивающихся стран. Тем не менее пока ушедший месяц трудно назвать очень активным, данные по росту реальной экономики противоречивы, а Минфин и ЦБ приступают к валютным интервенциям, дабы девальвировать рубль. Пока такое начало дальнейшего оптимизма не внушает.

 

Напомню, что при базовом сценарии, согласно прогнозам Минэкономразвития, российская экономика должна вырасти в 2017 году на 1,2% ВВП (консервативный сценарий — 1%). Однако Всемирный банк пересмотрел свой прогноз в сторону улучшения: по итогам года, согласно отчету от 11 января, ожидается рост в 1,5% против ранее прогнозируемых 1,4%. Moody's еще в прошлом году заявило о росте в 2% и прогноз пересматривать пока не собирается. Инвестиционный банк Nomura, недавно выпустивший аналитический отчет о влиянии новой политики США на рост российской экономики, остановился на цифре 1,7%. При этом о возможном продолжении стагнации российской экономики сейчас не говорит никто.

 

В пользу реальности прогнозов роста ВВП в 2017 году на 1,4% и выше говорит то, что российская экономика действительно приспособилась к развитию в условиях низких цен на нефть. Снижение суточной добычи нефти фактически никак не отразились ни на экономическом состоянии страны, ни даже на финансовом состоянии нефтяных компаний. Стабильные цены на нефть и стабильный рубль, коль скоро ни курс рубля, ни цены на нефть существенно не изменятся в ближайшее время, позволяют строить долгосрочные планы относительно столь ожидаемых экономических реформ, целью которых, как известно, являются оптимизация расходов бюджета и создание более благоприятных условий для инвесторов.

 

Однако такое положение дел, как видится, не слишком способствует наполнению бюджета, который сверстан с дефицитом в 3,1 трлн рублей (кстати, это самый большой плановый дефицит бюджета с 1997 года). Кроме того, возможную девальвацию рубля Минфин склонен объяснять необходимостью пополнения резервных фондов, что никак не способствует развитию экономики.

 

О том, что реальный рост ВВП в России может оказаться выше, чем предрекает Министерство экономического развития, говорит то, насколько легко Россия пережила изменение ставки ФРС. Рубль показал себя стабильнее других валют, инфляция осталась в рамках плановой, а потребительский рынок, как известно, показал даже некоторый рост, хотя реальные доходы населения снизились только за 2016 год на 5,9%. Россия также достигла определенных успехов в импортозамещении и даже несколько нарастила несырьевой экспорт. Однако серьезное повышение этой статьи доходов (для которой, к слову, созданы все условия) возможно лишь при значительном росте производства, а он пока даже не планируется.

 

Большинство регионов прогнозируют рост на уровне 1,6—2%, что при всем желании не позволяет говорить о значительном развитии экспорта. Прогнозов по росту промышленности пока нет, однако есть план развития ряда отраслей, согласно которому на развитие промышленного производства планируется выделить порядка 107,5 млрд рублей. Возможно, эти деньги выделяются для обеспечения спроса на производимую продукцию, а возможно, это продолжение ставшей традиционной для российского правительства практики спасения убыточных предприятий с государственным участием.

 

Главное, что мешает росту ВВП, — чрезмерная зависимость экономики России от внешних факторов. Резкое повышение ставки ФРС, снижение цен на нефть, изменение геополитической ситуации — все эти факторы могут иметь совершенно непредсказуемые последствия для российской экономики.

 

Финансовый сектор защищен консервативной кредитно-денежной политикой. Однако текущее внешне благополучное состояние он использует достаточно слабо: высокая ставка и серьезные регулятивные меры для банков не позволяют резко нарастить кредитование малых и средних предприятий.

 

Да и аппетит к риску на финансовом рынке пока достаточно умеренный.

 

Тем не менее у российской экономики есть все шансы вырасти в 2017 году на 1,5%, если и цены на нефть, и курс доллара останутся относительно неизменными хотя бы до середины года. Тогда у ЦБ будут все основания снизить учетную ставку, в кредитовании начнется качественный рост, а валютные спекуляции перестанут быть основным средством дохода ряда банков.

 

Если Минфин все же решится на девальвацию рубля, рост ВВП вряд ли доберется и до 1%. При текущем объеме экспорта российскому бюджету для покрытия дефицита нужны цены на нефть в районе 57 долларов за баррель и курс доллара в 64—65 рублей. Покрыть дефицит можно наращиванием объема производства, а можно — девальвацией. Что бы ни выбрало правительство, российская экономика будет расти все равно. Вопрос лишь в том, когда и на сколько.

 

Евгения Абрамович, руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции