Сделка Виктора Вексельберга и Михаила Прохорова затягивается.
«Русал» быстро не продается
Василий Шапошников / Коммерсантъ

О проблемах в переговорах между группой ОНЭКСИМ Михаила Прохорова и Виктором Вексельбергом по продаже ее 12% (из 17%) акций "Русала", рассказали два источника "Ъ". По словам одного из них, "сделка затормозилась", по версии второго — вообще "развалилась в конфигурации, в которой обсуждалась осенью". Еще один собеседник "Ъ", близкий к участникам сделки, настаивает, что "все движется по старому сценарию, но тяжело". В "Ренове" Виктора Вексельберга (вместе с Леонардом Блаватником владеет 15,8% "Русала" через Sual Partners), ОНЭКСИМе и "Русале" отказались от комментариев.

 

О намерении ОНЭКСИМа продать свои акции "Русала" наряду с другими российскими активами сообщили в июле "Ведомости". Глава группы Дмитрий Разумов позже заявлял: "Делать на основании факта переговоров вывод о "распродаже всех активов в России" некорректно, никаких "решений" не принималось". Но вскоре группа объявила о продаже 20% в "Уралкалии" (пакет выкупил Дмитрий Лобяк, партнер второго совладельца "Уралкалия" Дмитрия Мазепина), а в декабре закрыла сделку по продаже девелоперской группы ОПИН (досталась концерну "Россиум" Романа Авдеева).

 

Виктор Вексельберг осенью неоднократно подтверждал переговоры о покупке акций ОНЭКСИМа в "Русале". В начале октября он говорил Bloomberg, что надеется осуществить сделку "в течение месяца". Речь шла, по неофициальным данным, о 12% акций, что позволяло избежать оферты другим акционерам и сохранить права ОНЭКСИМа в "Русале". Весь пакет ОНЭКСИМа, по данным источников "Ъ", оценивался в $1 млрд, то есть сумма сделки могла составить около $700 млн. Но с тех пор капитализация "Русала" выросла на 74% (скачок пришелся на конец января), до $9 млрд, а 12% компании 3 февраля на рынке стоили свыше $1 млрд.

 

Один из собеседников "Ъ" добавляет, что у господина Вексельберга и Леонарда Блаватника могут быть разногласия по сделке. Последний в ноябре покинул совет директоров "Русала". В самой компании подчеркивали, что у бизнесмена "нет разногласий" с членами совета, а в Sual объясняли, что господин Блаватник ушел из-за "большой загруженности". В Access Industries Леонарда Блаватника не ответили на запрос "Ъ". Кроме того, есть сложности по финансированию сделки, добавляет собеседник "Ъ". Другой источник "Ъ" уверяет, что проблема вообще в том, что "определенные параметры" сделки, в том числе, возможно, кандидатура покупателя, не одобрены "наверху". В то же время источник "Ъ" в правительстве утверждает, что в данном случае "нельзя говорить о какой-то необходимости согласовывать, просто информируют о ходе процесса".

 

Исходно против сделки, по словам источников "Ъ", был и основной акционер "Русала" Олег Дерипаска (48,13% акций через En+), но формально не мог влиять на процесс, а выкупать долю ОНЭКСИМа не собирался, в том числе из-за отсутствия свободных средств. Сейчас En+ готовится к IPO в Лондоне, говорил в январе господин Дерипаска. По версии источников "Ъ" на рынке, Виктор Вексельберг, увеличив долю в "Русале" до блокпакета, может настоять на spin-off доли компании в ГМК "Норильский никель" (около 28%). Но до конца 2017 года у "Русала" по соглашению ключевых акционеров действует lock-up на акции ГМК.

 

Кирилл Чуйко из БКС полагает, что Виктор Вексельберг остается основным претендентом на пакет ОНЭКСИМа в "Русале", поскольку для Олега Дерипаски, по сути контролирующего компанию, увеличение пакета непринципиально. В то же время рост капитализации "Русала" с середины января может привести к тому, что Михаил Прохоров будет настаивать на актуальной рыночной оценке, и это дополнительно осложнит переговоры.

 

Анатолий Джумайло