Вчера исполнилось четыре месяца с момента назначения Сергея Кириенко первым заместителем главы администрации президента. Срок не то чтобы очень продолжительный, но подвести первые итоги все же позволяет.
Софья Самохина о том, к чему может привести молчание Сергея Кириенко
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Большинство новостей за это время касалось, прежде всего, кадровых перестановок в администрации президента: назначил главу секретариата, выбрал ответственного за региональные избирательные кампании, сменил начальника управления по общественным проектам. На этом фоне, скорее, как исключение вспоминается, что в середине октября именно Сергей Кириенко, как говорят, подтолкнул ОНФ отреагировать на ситуацию вокруг ульяновского инспектора ГИБДД и не пристегнутого в машине четырехлетнего ребенка с тяжелой формой ДЦП. И еще один пример. В прошлогоднем послании президента Федеральному собранию был блок о недопустимости ущемления свободы слова в сфере искусства. После развернувшейся дискуссии о «борьбе за нравственность» со стороны провластных общественных организаций с худруками театров встречался Сергей Кириенко. Чиновники рассказывают, что после послания деятели культуры с благодарностью подходили жать господину Кириенко руку — за то, что через него оказались услышаны президентом.

 

На этом исключения, пожалуй, заканчиваются. До сих пор неизвестно, что думает господин Кириенко о проблеме НКО—иностранных агентов или самоуправстве Общественной палаты в вопросе выборов членов ОНК. На все это можно возразить, что должность куратора внутриполитического блока непубличная и разъяснять свою позицию по тому или иному вопросу он не обязан никому, кроме президента, который его назначил.

 

Тут, наверное, все дело в ожиданиях. Они ведь неизбежно появляются, когда происходит смена одного руководителя на другого. Как минимум всем хотелось бы узнать направление мысли господина Кириенко касательно текущих политических событий. Их интерпретация позволила бы сделать выводы о его видении того, как должна развиваться политическая система. И должна ли вообще?

 

Но господин Кириенко пока высказываться не спешит. Негативно ли это его характеризует? Конечно же, нет. Он, скорее всего, занят разработкой мер, которые бы позволили повысить явку избирателей на президентских выборах и привести на участки тех граждан, которые отказались голосовать на последних думских выборах. Таковых оказалось около 13 млн граждан (в сравнении с выборами 2011 года), то есть примерно десятая часть всех имеющихся в стране избирателей. Думает Сергей Кириенко и над основным посылом, который должен будет лечь в основу президентской кампании Владимира Путина. Идея явно должна быть более глубокой, чем возможные вариации на обнародованную в 2014 году предыдущим куратором внутренней политики формулу «Нет Путина — нет России».

 

Эти задачи непростые и, безусловно, с наскока не решаются. Они требуют осмысленности и, как следствие, времени. Оно у господина Кириенко есть, если мы говорим о сроках на разработку стратегии президентской кампании. В остальном пауза не должна затягиваться. В прошлом году на Общероссийском гражданском форуме эксперты отмечали, что самые разные социальные группы внутри российского общества все больше расходятся с государством — не ждут от него поддержки, участия в решении стоящих перед этими группами задач. И разрыв будет только усиливаться, если государство продолжит не слышать представителей гражданского общества.

 

Предыдущее руководство политического блока администрации, пришедшее сразу после протестов на Болотной площади, считало, что третий сектор достаточно периодически приглашать в Кремль и давать им возможность высказывать свои соображения, при этом не беря их в расчет при принятии решений. Считалось, что навстречу идут уже тем, что дают возможность донести свое мнение.

 

Как организацию диалога видит Сергей Кириенко? Станет ли он дорогой в обе стороны? Запрос на него становится все очевиднее. Слишком длительная концентрация исключительно на концепции президентской кампании может привести к тому, что к моменту ее рождения в коридорах Старой площади она будет уже никому не нужна: информационный вакуум может быть истолкован не в пользу господина Кириенко. Тем более что желающих поиграть на его поле и так очень много.

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции