3 февраля Банк России принимал предсказуемое решение оставить ключевую ставку неизменной на уровне 10% на фоне новостей, взбудораживших валютный рынок.
​Не так страшен рубль, как его малюют

Министерство финансов совместно с Банком России возвращается к операциям купли-продажи валюты на бирже с 7 февраля. Новость о покупке иностранной валюты в объеме дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета (при цене на нефть марки Urals выше 40 долларов за баррель) заставила ряд участников рынка пересмотреть годовые прогнозы по курсу, а СМИ дала отличный повод вспомнить об одной из наиболее острых тем — девальвации рубля.

 

Банк России не выходил на валютный рынок уже достаточно длительное время — с середины 2015 года. До момента ухода с рынка регулятор покупал валюту для пополнения международных резервов с середины мая и почти до конца июля 2015 года. Дневные объемы таких покупок составляли на тот момент в среднем порядка 200 млн долларов в день. А всего за указанный период ЦБ приобрел на рынке чуть более 10 млрд долларов. За период проведения Банком России интервенций в мае — июле 2015 года курс доллара вырос примерно с 50 до 60 рублей. Однако и цена на нефть Brent за указанный период времени упала почти на 15 долларов — с уровня, превышавшего 65 долларов за баррель, до почти 50 долларов.

 

Именно отрицательная динамика нефтяных котировок оказывала на тот момент давление на курс рубля, но никак не валютные интервенции — в силу их незначительного объема. Например, для сравнения: в начале марта 2014 года, после одобрения Советом Федерации запроса российского президента на использование вооруженных сил РФ на территории Украины, Банк России был вынужден всего за один день продать 11,4 млрд долларов (то есть больше, чем за весь период интервенций в мае — июле 2015 года) для стабилизации ситуации на валютном рынке. В кризисный период декабря 2014 года ЦБ выходил на рынок с экстренными интервенциями на протяжении почти всего месяца, продав в совокупности также свыше 10 млрд долларов. При этом на фоне общего дефицита валютной ликвидности на тот момент данные операции ни к чему не привели.

 

В настоящее время дневной объем валютных покупок ЦБ как минимум будет вдвое меньше объема дневных операций в 2015 году (по различным оценкам, от 50 млн до 100 млн долларов). Даже если при текущей цене на нефть ЦБ будет ежедневно покупать по 100 млн долларов, достичь объема покупок 2015 года (более 10 млрд долларов) удастся не раньше чем через пять месяцев. Подобные объемы если и способны хоть как-то отразиться на рынке, то лишь по прошествии длительного времени.

 

При этом увеличение объема покупок до уровня, способного оказать видимое давление на рубль, представляется невозможным, так как будет противоречить политике снижения инфляции. Покупая по 100 млн долларов в день за рубли, ЦБ тем самым будет дополнительно вливать примерно по 6 млрд рублевой ликвидности, или порядка 120 млрд рублей за месяц. Сумма незначительная для текущего уровня рублевой ликвидности в банковской системе (1,6 трлн рублей на корсчетах в ЦБ и 900 млрд рублей на депозитах у регулятора на начало февраля), поэтому не создает препятствий ЦБ при проводимой им антиинфляционной политике. В свою очередь, увеличение объема валютных продаж до более значительного уровня (хотя бы до 300 млн долларов в день) станет дополнительным монетарным источником инфляции, недопустимым для ЦБ в условиях амбициозной цели по достижению стабильной годовой инфляции в 4%. Более того, даже если вместе с ростом цены на нефть увеличение объема покупок валюты все же произойдет, сам факт повышения нефтяных цен будет оказывать гораздо более значительное влияние на курс (в пользу укрепления рубля), чем операции Банка России, которые, скорее, будут носить лишь «сопровождающий» характер.

 

Таким образом, с одной стороны, стартовые объемы покупок валюты будут недостаточными для оказания какого-либо эффекта на курс, с другой — в дальнейшем будут жестко ограничены параметрами денежно-кредитной политики ЦБ или будут компенсироваться эффектом роста цены на нефть. Также необходимо иметь в виду, что валютные операции будут лишь одним из целого ряда факторов, влияющих на поведение рубля. В частности, не стоит забывать о возможности снятия международных санкций с России. В этом случае рубль получит серьезную поддержку даже без соответствующего роста цены на нефть и, соответственно, доходов бюджета. И укрепление отечественной валюты не будет сопровождаться увеличением валютных операций Минфина и ЦБ.

 

Одновременно возможна и обратная ситуация, при которой усиление геополитических рисков при высокой цене на нефть будет, наряду с растущими валютными интервенциями, оказывать двойное негативное влияние на отечественную валюту.

 

В результате давление, под которое попал рубль на новостях о начале валютных операций Минфина и ЦБ, можно расценивать как исключительно психологическую реакцию рынка, не имеющую экономических оснований. А разговоры о возвращении к режиму управляемого валютного курса и начале целенаправленной девальвации рубля являются сильным преувеличением.

 

Сабина Хасанова, руководитель информационно-аналитического отдела Банки.ру

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции