Несмотря на ограничения на въезд в США для жителей семи мусульманских стран, взаимоотношения администрации Трампа с консервативными монархиями Персидского залива обещают быть лучше, чем при Обаме.
За что арабским шейхам нравится новый президент США
AP Photo / Kamran Jebreili / ТАСС

Изначально  в странах Персидского залива поддерживали кандидатуру Хилари Клинтон. Согласно данным Арабского Центра политических исследований, 68% опрошенных  в Саудовской Аравии предпочли бы видеть на посту президента именно её. Трамп же вызывал недоверие и осторожность, а его риторика олицетворяла непонимание тонкостей региона. Перепалка с принцем Аль-Валид ибн Талалом в твиттере вызвала неоднозначную реакцию среди родственных элит Залива в самом начале избирательной компании. Последующие громкие высказывания о пересмотре отношений с союзниками и введение запрета на въезд в США для всех мусульман только добавили масла в огонь.

 

Однако в первую же неделю после инаугурации Трамп продемонстрировал, что политика нового кабинета будет отличаться от популистских выпадов президентской гонки.

 

Новая администрация на намерена отказываться от поддержки традиционных союзников в регионе. Недавний телефонный разговор с королем Саудовской Аравии Салманом бин Абдул-Азиз аль-Саудом показал, что уровень координации действий будет только расти, и более того, заметно отличается от действий Обамы, который в своё время демонстративно не обсуждал соглашение по Ирану с Эр-Риядом.

 

Трамп чётко обозначил, что будет придерживаться более жёсткой линии по отношению к Ирану – ключевому оппоненту монархий Залива за лидерство в регионе.  В самом начале президентства Трампа Исламская Республика оказалась в списке стран, гражданам которых запрещён въезд в США. Более того, Трамп неоднократно заявлял о намерениях Америки выйти из «соглашения шестерки» по иранской ядерной программе (в 2015 году, кроме США, его с Ираном подписали Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия). Новый президент США окрестил «провальным» документ, подписанный предшественником.

 

Несмотря на то, что новый президент не планирует поддерживать «умеренных джихадистов», это не означает, что он собирается отказываться от амбиций США. Недавние заявление о необходимости создания «безопасных зон» в Йемене и Сирии были единогласно одобрены всеми лидерами стран Залива от Дохи до Эр-Рияда и послужило серьёзным посылом о намерениях новой администрации.

 

Во многом Трамп является «диссидентом» по сравнению с предыдущими американскими лидерами, чей стиль наиболее приближен к Рейгану. Подобно ему, новый хозяин Белого дома планирует опираться на жёсткость и военную мощь во внешней политике, что скорее привлекает, чем отталкивает лидеров Залива, привыкших к суровым и переменчивым реалиям региона.

 

В настоящий момент американский военный контингент в регионе превышает 58 000  человек, и совсем недавно НАТО открыли новый центр в Кувейте. Америка при Трампе планирует не сокращать, а наоборот, увеличивать расходы на оборону, в связи с чем присутствие в регионе как минимум не должно сократиться. Это позитивный посыл для стран Залива, привыкших всецело полагаться на американскую армию.

 

Трамп также не намерен читать нотации о правах человека или повторять ошибки Буша пытаюсь продвигать демократию и де-факто воссоздавать болезненный образ «крестоносцев». Новый президент будет искать возможности консолидации усилий по выходу из нынешнего хаоса и для борьбы с радикальными исламистами по средствам большей кооперации со всеми вовлечёнными сторонами, включаю Россию. 

 

В отличие от предыдущих лет, грядущее укрепление роли США в регионе не должно привести к конфликту интересов с Кремлем. Во многом, консервативная идеология Трампа и его кабинета, предрасполагает к сотрудничеству с Москвой по борьбе с ИГИЛ и радикальным Исламом. Исходя из этого, следует ожидает, что улучшения отношений со странами Залива, которые Россия достигла за последний год, должны сохраниться в ближайшей перспективе.

 

В целом же позиции администрации Трампа в регионе могут подорвать только две вещи: перенос посольства США в Израиле в Иерусалим и очередная полномасштабная интервенция. Однако, несмотря на громкие заявления, Трамп не говорит ни о переносе посольства, ни о вторжении куда-либо.

 

Помимо улучшений в области политики, для многих в Заливе также очевидны перспективы в сфере инвестиций и ведения бизнеса, что обусловлено, как внутренней экономической политикой в Америке, так и личным опытом Трампа и его команды. Известно, что Трамп сохраняет крупные активы и новые проекты в странах региона: от строительства гольф-клубов и вил совместно с Damac Properties Dubai. в ОАЭ до возведения отелей в Саудовской Аравии. Бывший генеральный управляющий Exxon Mobil и новый госсекретарь Рекс Тиллерсон также имеет значительный опыт ведения бизнеса и обширные связи с влиятельными семьями Залива. Таким образом, особенности нынешней администрации, должны добавить взаимопонимания и доверия бизнесу в США и странах Залива.

 

Недавний рекорд Dow Jones в 20 000 пунктов во многом стал возможен благодаря резким шагам Трампа. Крайне жесткая позиция по строительству трубопровода в Дакоте также отражает простой принцип нового президента: «business first».  Это сильно отличает его от всех предыдущих президентов, начиная с Никсона.

 

Нет сомнений, что Трамп будет всеми силами пытаться достичь энергонезависимости США за счёт снятия запретов на производство нефти внутри страны и пожимания плодов сланцевой революции. Многие в Заливе предполагают, что «Трампономика» неизменно повлияет на увеличение темпов роста экономики США, с перспективой того, что Америка перестанет быть крупнейшим импортером на рынке нефти.

 

Потрясение от ухода крупнейшего потребителя энергоресурсов на рынке (примерно 10% мировой добычи), может вызвать дальнейшее снижение цен и усугубить проблемы с дефицитом бюджета в странах Залива. В то же время, это может ускорить темпы вложений суверенных фондов в американские активы в целях диверсификации накопленных ресурсов.

 

Согласно данным американского Sovereign Wealth Fund Institute (SWFI) общий объём всех суверенных фондов арабских монархий составляет около $3 триллионов, что соответствует 40% глобального объёма суверенного капитала. В связи с чем, вложения в США со стороны Арабских монархий могут только увеличиваться несмотря на то, что Америка уже является их крупнейшим реципиентом.

 

Что же касается России, то недавняя покупка акций «Роснефти» со стороны Qatar Investment Authority показывает, что даже консервативные фонды региона теперь рассматривают возможность вложения в нашу страну. Так, сделка QIA уже вызвала цепную реакцию —  многие фонды Залива, начали более активно рассматривать возможность вложений в акции крупных энергетических компаний, таких, как, например «Газпром». Если ситуация радикально не поменяется, следует ожидать больше активностей тех же Катарцев и Саудовцев на российском рынке.