Инвесторы учатся жить без заботливой "руки папы". Монетарная политика активно поддерживала рынки активов в течение последних восьми лет, но направление политики медленно, но неуклонно меняется.
Рынки привыкают к новой монетарной политике
depositphotos.com

ФРС уже два раза повысила ставки и, скорее всего, в этому году поднимет их еще три раза. Банк Англии дал понять, что следующим шагом будет подъем или снижение ставок, но первый вариант выглядит наиболее вероятным на фоне ускорения инфляции. Европейский центральный банк планирует уменьшить объем приобретаемых облигаций с конца марта. Лишь Банк Японии, похоже, настроен на сохранение прежней монетарной политики.

 

Влияние на рынки уже налицо. В Morgan Stanley считают, что в последние несколько месяцев наблюдается "провал" в стремлении активов коррелироваться друг с другом. Его величина объединяет корреляцию между различными рынками (например, фондовым и корпоративных облигаций) и между разными регионами.

 

Недавнее падение в корреляции вернули эту величину туда, где она была накануне финансового кризиса 2007-08 гг. Во время и после кризиса корреляция резко увеличилась. Во-первых, многие инвесторы продали рисковые активы из-за коллапса в финансовой системе. После того как центральные банки начали скупать облигации в рамках программы количественного смягчения (QE), цены на большинство финансовых активов росли в тандеме.

 

http://b1.vestifinance.ru/c/250817.640xp.jpg

 

Теперь центральные банки больше не предоставляют помощь, и, возможно, наступило время для рынков, когда они начнут двигаться в разных направлениях. Действия центральных банков опрокинули экономические базовые принципы, эти факторы могут теперь самостоятельно восстановиться.

 

В первые несколько недель после победы Дональда Трампа стоимость глобальных акций увеличилась на $3 трлн, а облигаций - на ту же сумму упала, утверждает аналитик Deutsche Bank Торстен Слок. Промышленный индекс Dow Jones 25 января впервые превысил 20 тыс. пунктов. Развивающиеся рынки демонстрируют намного худшие результаты, чем американские акции после избрания Трампа, отмечает британский журнал The Economist.

 

Основная причина подобных расхождений в том, что снижение налогов в Америке будет способствовать экономическому росту (хорошо для акций), но увеличит дефицит бюджета и ускорит инфляцию (плохо для облигаций). От обещанных Трампом таможенных пошлин и пограничных налогов выиграют ориентированные на внутренний рынок американские компании, но проиграют работающие в развивающихся странах корпорации.

 

Вопрос в том, как долго эти различия могут продолжаться, не вызывая реакции. В какой-то момент более высокая доходность облигаций через повышение стоимости заимствования может затормозить экономический рост, что плохо для акций. Плохие новости для развивающихся рынков могут бумерангом ударить по развитым странам.

 

Некоторые из этих тенденций могут проявиться и на валютном рынке. Он также изменился после кризиса 2007-08 гг. До краха на рынке доминировали операции кэрри-трейд: инвесторы стремились занять в валюте с очень низкой ставкой и вкладывали средства в страны с более высокой ставкой, кладя разницу в карман.

 

Как только ставки приблизились к нулевой отметке в развитых странах, меньше стало и кэрри-трейд. Однако монетарная политика по-прежнему играла важную роль, заявления о запуске программы количественного смягчения были восприняты как сигнал для продаж. В течение какого-то время казалось, что большинство центральных банков пытались прямо или косвенно снизить стоимость своих валют.

 

Сейчас, возможно, вновь появилась возможность для кэрри-трейд. Разрыв между доходностью десятилетних казначейских облигаций и доходностью немецких облигаций увеличился до более чем двух процентных пунктов. Америка была первой среди ведущих экономик, которая начала сворачивать QE и первой повышать ставки. В результате этого взвешенный по удельному весу во внешней торговле доллар вырос почти на 35% с августа 2011 г.

 

Но сильный доллар несет свои угрозы, в первую очередь для компаний на развивающихся рынках, которые занимали в валюте. Кроме того, со временем более сильный доллар делает американских экспортеров менее конкурентными и дает преимущество экспортерам из развивающихся стран.

 

Трамп уже назвал доллар "слишком дорогим". Это замечание и ряд его действий по торговле помогли американской валюте немного ослабнуть. Однако не президент, а ФРС все еще играет ключевую роль в судьбе доллара.

 

Но это может измениться. Из-за невозможности влиять на движение доллара Трамп может попытаться надавить на председателя ФРС Джанет Йеллен или заменить ее на более покладистого руководителя. Конец независимости центрального банка создаст новую и недоброжелательную среду для инвесторов.