К каким последствиям для населения приведет выход Минфина на валютный рынок? Почему Минфин заинтересован в девальвации рубля?
Интервенция против рубля

С февраля 2017 года Министерство финансов России будет осуществлять интервенции на внутреннем валютном рынке. ЦБ и Минфин — монетарные власти, основные ведомства, воздействующие на денежный рынок. За стабильность национальной валюты по закону отвечает Банк России. Однако ЦБ самоустранился от этой функции, отпустил рубль в свободное плавание и перешел к политике инфляционного таргетирования. Свято место пусто не бывает, и поуправлять рублем решил Минфин.

 

По существу, Минфин планирует осуществить интервенцию на поляну ЦБ. Банк России, придерживаясь политики свободного плавания рубля, отказался от интервенций. А Минфин приступает к интервенциям, пытается управлять рублем. Это странный диссонанс, явное рассогласование в политике монетарных властей.

 

Оценим влияние интервенций Минфина на курс рубля. Эта оценка не претендует на точность. Нам важно оценить порядок эффекта.

 

Некоторые аналитики и экономисты утверждают, что эффект будет ничтожным, так как размер интервенций существенно меньше оборота валюты на Московской бирже, составляющего около 100 млрд долларов в месяц. Это неправильно, поскольку этот оборот включает в себя огромное количество компенсирующих друг друга сделок, когда валюта «гоняется» по кругу. И совсем другое дело, когда на рынке появляется покупатель, стабильно покупающий крупные объемы. На курс воздействует не оборот, а нетто-эффект.

 

Итак, в текущих условиях Минфин может покупать около 1 млрд долларов в месяц. С точки зрения влияния на курс рубля такая покупка равносильна сокращению экспорта нефти и газа (около 10 млрд долларов в месяц) на данную сумму. При цене нефти сорта Brent 55 долларов за баррель это сокращение эквивалентно снижению цены на 10%, или на 5,5 доллара за баррель. Снижение цены нефти на доллар ведет в среднем к снижению курса рубля на 90 копеек, следовательно, при снижении цены нефти на 5,5 доллара курс рубля может снизиться на 5 рублей. Например, с нынешнего курса 60 рублей за доллар до 65 рублей. Так что, как видите, эффект вполне чувствительный.

 

Но эта девальвация произойдет при условии отсутствия компенсирующих факторов, в первую очередь со стороны нефтяного рынка. Если цена нефти вырастет, ослабление рубля будет компенсировано. Кроме того, ожидания отмены антироссийских санкций со стороны США могут вызвать прирост иностранных инвестиций в экономику России, что также компенсирует ослабление рубля.

 

За чей счет банкет? Особенно в условиях дефицита бюджета? Дефицит федерального бюджета РФ в 2016 году, по предварительной оценке Минфина, составил 3,5% ВВП, или 3 трлн рублей. Казалось бы, парадокс: денег нет даже на необходимое, более 20 млн россиян за чертой бедности — а Минфин собирается тратить ежемесячно сумму, эквивалентную 1 млрд долларов, на покупку валюты. Как сказал финансово неграмотный дядя Федор, «чтобы купить что-нибудь ненужное, нужно продать что-нибудь ненужное, а у нас денег нет». Но если бы дядя Федор стал министром финансов, он мигом бы сообразил, что можно напечатать облигации и накупить на полученные от их продажи деньги «что-нибудь ненужное» в особо крупном размере. Да вот беда: это эквивалентно денежной эмиссии, ведь полученные облигации держатели тут же передадут ЦБ и с помощью схемы РЕПО получат деньги. Таким образом, денежная масса вырастет, что приведет к росту инфляции. И в итоге банкет будет за наш с вами счет.

 

Кому выгодно это искусственное ослабление рубля? В первую очередь — экспортерам («Газпром», «Роснефть» и т. д.) и национальным производителям. Кто останется внакладе? Импортеры и население.

 

Почему ЦБ отказался от управляемого курса рубля и отпустил рубль в свободное плавание? Потому что, как показывает практика, это управление — слишком дорогое удовольствие. Спору нет, стабильный рубль — благо. Но оно нам не по карману. Только такие богатые государства, как Саудовская Аравия, могут проводить политику фиксированного курса национальной валюты. Но не Россия, которая вновь попала в экономический кризис и при этом участвует в войне в Сирии. Так что переход к политике свободного плавания рубля в ноябре 2014 года — как раз в разгар конфликта с Украиной, после того, как на Россию начали обрушиваться западные санкции, — оказался весьма своевременным.

 

Какие издержки связаны с политикой управляемого курса? Вспомним, что происходило в период 2000—2008 годов, до кризиса. Цена нефти росла как на дрожжах. ЦБ стабилизировал рубль, покупая «излишки валюты» в международные резервы и тем самым выбрасывая на рынок денежную массу.

 

Что вело к высокой инфляции. То есть ценой стабильного рубля в условиях роста нефтяных цен была стабильно высокая инфляция, преимущественно выше 10% годовых. А инфляция — скрытый налог, который платит население.

 

В условиях падения нефтяных цен стабилизация рубля ведет к растрате международных резервов. На волатильном рынке бессмысленно сжигаются международные резервы. Для того чтобы избежать дефолта по иностранным обязательствам, страна должна поддерживать большие международные резервы — по существу, финансировать другие экономики.

 

Кроме того, политика управляемого курса национальной валюты снижает монетарным властям пространство для маневра. Ведь существует гипотеза «невозможной троицы», согласно которой невозможно одновременно достичь трех целей: фиксированного обменного курса, свободного движения капитала и независимой денежной политики. Если центральный банк в условиях свободного движения капитала фиксирует обменный курс, он утрачивает способность регулировать процентные ставки и тем самым воздействовать на инфляцию.

 

Между тем с точки зрения социальной политики инфляция — гораздо более важный фактор, чем курс национальной валюты. Ибо все дееспособное население страны ежедневно сталкивается с ценами товаров, но мало кто ежедневно меняет валюту (если страна не попала в гиперинфляцию, как, например, Венесуэла). Поэтому переход от политики управляемого курса национальной валюты к политике инфляционного таргетирования имеет еще и важный социальный смысл.

 

Снижение ключевой ставки будет способствовать еще большему ослаблению рубля, и инициатива Минфина с покупкой валюты способна отодвинуть принятие такого решения. Интервенции Минфина будут способствовать не только девальвации, но и росту инфляции, что ограничивает пространство для маневра в плане снижения ключевой ставки ЦБ. Следовательно, не исключено, что 3 февраля ЦБ сохранит ключевую ставку на прежнем уровне.

 

Ну и наконец, попытка манипулирования валютным рынком может вызвать неподдельный интерес у ФАС.

 

Максим Осадчий, начальник аналитического управления БКФ

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции