Скрывать способности и ждать своего часа, дорожить временем, никогда не претендовать на гегемонию. Дэн Сяопин
Протекционизм поднимет цены на товары
depositphotos.com

Экономика Китая.

 

1. Трамп и Китай: кто кого? Трамп «троллит» Китай даже в подборе своей новой команды. В начале января он объявил о создании Государственного торгового совета, возглавить который предложил экономисту Питеру Наварро, автору книг «Смерть от Китая» и «Крадущийся тигр: что значит китайский милитаризм для мира». Пост торгового представителя США он предложил бывшему чиновнику из аппарата Рональда Рейгана и большому скептику текущих торговых отношений с Китаем Роберту Лайтхайзеру. От шуток в Twitter и новых назначений недалеко и до главного блюда — угрозы поднять до 45% пошлины на китайские товары.

 

В этом году, помимо воплощения в жизнь программы Трампа, ожидается еще одно ключевое для Китая событие. Осенью 2017 года в Китае пройдет ХIХ съезд Коммунистической партии Китая. В его рамках предполагаются кадровые перестановки в составе Политбюро — пять из семи его членов выходят на пенсию. Одним из положительных последствий внешнего давления могут стать более быстрые, чем ожидались, внутренние реформы.

 

2. В прошлом году в китайских больницах родились в общей сложности 18,46 млн детей, прирост по сравнению с 2015 годом составил 11,5%. Свыше 45% новорожденных не являются первыми детьми в своих семьях, отмечается в опубликованном сегодня документе комитета. По сообщению ведомства, в 2016 году, в первый год после отмены сохранявшейся в Китае несколько десятилетий политики одного ребенка в семье, количество новорожденных стало наибольшим с 2000 года. Помимо этого, в прошлом году также снизились показатели материнской и младенческой смертности и смертности среди детей до 5 лет.

 

3. Китай с коксом "перекрутил гайки", потом отпустил. Что будет дальше? К началу 2016 года цены на уголь уже несколько лет падали и участники рынка потеряли всякие надежды на рост. Коксующийся уголь стоил $75-80/т на FOBе в Австралии. Две трети производителей были убыточными, шахты закрывались. Аналитики тоже впали в пессимизм, прогнозируя совсем небольшой рост цен. Если бы кого-то в июне спросили, какой будет уровень цен в конце 2016 года, то с большой уверенностью он бы сказал, максимум, $100-120/т. В реальности же цены достигли $310/т. Трехсот десяти американских долларов США за тонну пусть и премиального австралийского угля. Вы только посмотрите, какой грациозный, величественный черный лебедь. Один из лучших образцов!

 

Напомню, что падение энергетических товаров началось с угля, а последней упала нефть.

 

4. Остался ли Китай коммунистическим? Коммунистическая партия Китая приняла некоторые аспекты капитализма, но контролирует все стратегически важные направления и строго ограничивает право на свободу высказываний, собраний и убеждений. Политическая структура китайского режима является классической ленинской диктатурой. Может, в наши дни лидеры Китая и сменили серую униформу эпохи Мао с пятью пуговицами и воротником-мандарин на черные деловые костюмы. Но до тех пор, пока серп и молот остаются в Большом зале народных собраний, коммунизм в Китае не окажется на свалке истории.

 

Государственные предприятия составляют только 3% от всех компаний в Китае, но они производят, по оценкам, от 25 до 30% от общего объема промышленного производства. Партия продолжает «руководить» экономикой, высшие партийные чиновники или члены их семей владеют предприятиями в ключевых отраслях. Например, Цзян Мяньхэн, сын бывшего лидера компартии Цзян Цзэминя, известен как король телекоммуникаций. В соответствии с учебниками марксистского учения, партия является единственным истинным землевладельцем в Китае, она сдает в аренду земельные участки китайскому народу.

 

Китай и Россия

 

5. Неравноценная замена: почему Китай как кредитор Западу не конкурент? На фоне западных санкций к займам китайских банков чаще стали прибегать и другие российские компании. В частности, по итогам первой половины 2016 года задолженность «Газпрома» перед лондонским филиалом Банка Китая (Bank of China Ltd) и пекинским филиалом Китайского строительного банка составила 143,7 млрд рублей и 98 млрд рублей соответственно. Одновременно с этим долг «Роснефти» перед Банком развития Китая по окончании третьего квартала 2016 года достиг 907 млрд рублей (данные ежеквартального отчета эмитента), а долг «Транснефти» — 491 млрд рублей. Наконец, у «Роснефти» есть непогашенные обязательства по долгосрочным контрактам на поставку нефти в Китай: к концу сентября 2016 года предоплата по ним составила 1,83 трлн рублей.

 

ray-idaho.livejournal.com