Nordgold Алексея Мордашова (свыше 90% акций) может выкупить доли миноритариев или провести делистинг с Лондонской биржи (LSE).
Nordgold  рассматривает выкуп долей миноритариев или делистинг
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Золотодобывающая Nordgold (свыше 90% акций у Алексея Мордашова) рассматривает возможность делистинга или выкупа долей у миноритариев, рассказали "Ъ" источники в отрасли, в том числе близкие к компании. При делистинге в компании могут остаться миноритарии (в основном это фонды), уточняет один из собеседников "Ъ". Такой сценарий не исключили в пятницу и аналитики БКС, которые сочли, что "Алексей Мордашов может решиться на то, чтобы сделать Nordgold частной компанией из-за слабой динамики акций". В Nordgold "Ъ" заявили, что совет директоров "рассматривает различные стратегические варианты развития компании", очередное заседание должно состояться в феврале. Представитель Алексея Мордашова отказался от комментариев.

 

Капитализация Nordgold на 27 января — $1,35 млрд, таким образом, free-float (около 9,25%) оценивается в $125 млн. Среди миноритариев источники "Ъ" называют фонд Prosperity Capital Management (там отказались от комментариев). GDR компании торгуются на LSE по мультипликатору 6 P/E — это довольно низко, 60% дисконта к Polymetal, указывается в обзоре БКС. Компания планировала SPO для увеличения free-float минимум до 25% и получить премиальный листинг, напоминают в компании. Одной из основных причин низкой ликвидности акций в Nordgold считают отсутствие ротации ключевых миноритариев, говорят источники "Ъ". Компания в 2015-2016 годах провела два buyback, выкупив около 2,5% акций на $30 млн. "Сейчас желающие продать (акции.— "Ъ") практически все испарились",— отмечал гендиректор Nordgold Николай Зеленский летом 2016 года, добавляя, что "акция хорошо торгуется". "Бумага не так уж дешево стоит, чтобы выкуп был крайне выгодным, но с учетом щедрых дивидендов "Северстали" для Алексея Мордашова может быть привлекательнее размещение ликвидности не на депозитах, а в бумагах Nordgold",— рассуждает источник "Ъ" на инвестрынке.

 

В конце 2015-го — начале 2016 года делистинг с LSE провела Polyus Gold — головная компания крупнейшего золотодобытчика РФ ПАО "Полюс". Тогда сын Сулеймана Керимова Саид консолидировал Polyus, но акции "Полюса" торгуются на Московской бирже. ПАО стало головной структурой группы, сейчас компания планирует SPO, чтобы соответствовать требованиям листинга первого уровня в Москве, не исключая выпуска расписок в Лондоне. Также рассматривается продажа блокпакета "Полюса" китайским компаниям, в частности Fosun.

 

Делистинг Nordgold тоже может быть лишь временным уходом с рынка, говорят источники "Ъ". Нужно время на раскачку активов, продолжают они: в 2018 году заработает рудник "Гросс" в Якутии (230 тыс. унций золота в год), на проектной мощности будет идти добыча на Bouly в Буркина-Фасо (118 тыс. унций в год), определится график работы Montagne d'Or и Pistol Bay. "Имеет смысл проводить листинг уже на волне нового роста",— говорит один из собеседников "Ъ". "После 2018 года Nordgold наконец должна преодолеть давно названную планку в 1 млн унций добычи",— соглашается источник "Ъ", близкий к компании.

 

Олег Петропавловский из БКС полагает, что низкая ликвидность Nordgold во многом была определена ходом выделения золотодобычи "Северстали" в отдельную компанию в 2012 году (тогда Nordgold оценили в $2,8 млрд.— "Ъ"): размещение в Лондоне в форме GDR ограничило ряд инвесторов, логичнее было бы запустить и параллельные торги в России. В случае выкупа долей миноритариев Nordgold надо будет предложить серьезную премию, иначе это может негативно сказаться на отношении инвесторов к основному активу Алексея Мордашова — "Северстали", говорит аналитик.

 

Анатолий Джумайло