Решение Пекина ввести ограничения для банков, чтобы остановить отток капитала, заслуживает высшего балла за креативность, но это не остановит отток в долгосрочной перспективе, считает главный экономист S&P Global Ratings по Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР) Пол Грюнвальд.
Почему Китай не может остановить отток капитала
EPA/HOW HWEE YOUNG

Народный банк Китая ранее в этом месяце призвал банки выдавать больше долларовых кредитов за пределами материкового Китая, в надежде что возвращение средств на материк поможет остановить сокращение валютных резервов страны.

 

Резервы Китая снизились до $3,01 трлн к концу 2016 г. с рекордных $3,99 трлн в середине 2014 г., поскольку Центральный банк продавал доллары, чтобы смягчить падение юаня.

 

Китай по-прежнему обладает крупнейшими в мире запасами иностранной валюты, но нынешние тенденции указывают на то, что запасы могут вскоре упасть ниже $2,98 млрд - порога, при котором, как показывает анализ Международного валютного фонда, необходимо регулирование обменного курса и открытие счета движения капитала для трансграничных потоков.

Идея позволить китайским банкам финансировать отток капитала - это креативная мера, но это не рациональное решение, - заявил Грюнвальд в интервью Bloomberg.

Попытка Центрального банка облегчить давление на свои официальные резервы, подталкивая кредиторов в офшор, в конечном счете "всего лишь переносит" нагрузку, а не снижает ее, сказал он.

 

Чтобы остановить отток капитала, Китай должен использовать комплекс мер, считает Грюнвальд. Властям Китая следует осуществлять контроль за движением капитала, как они делают это сейчас, но также они должны позволить юаню снизиться сильнее.

 

Курс юаня, который снизился на 7% по отношению к доллару в прошлом году, вырос более чем на 1% в 2017 г. на фоне ослабления доллара.

 

Если давление от оттока капитала увеличится, власти должны позволить юань снижаться быстрее, поскольку установления контроля над движением капитала и проедание резервов имеют свои недостатки, отметил Грюнвальд.

Запасы конечны, и китайцы хотят, чтобы юань стал международной резервной валютой, - сказал он. - Если давление усилится и станет более устойчивым, то валюта должна обесцениваться быстрее.

Как сообщали "Вести.Экономика", впервые после девальвации юаня в августе 2015 г. китайские банки в прошлом месяце зарегистрировали чистый приток капитала. Юань, который в прошлом году показал максимальное падение за последние двадцать лет, сейчас показывает наибольший ежемесячный прирост по отношению к доллару начиная с марта.

 

Несмотря на приток $13,5 млрд, отмеченных в декабре прошлого года, после девальвации 2015 г. отток средств из Китая составил $1,2 трлн. Так что Китай проходит через поворотный момент, считают в Oversea-Chinese Banking Corp.