Верховный суд РФ (ВС) впервые рассмотрел вопрос о том, какую компенсацию можно взыскать с лица, получившего неосновательное денежное обогащение.
ВС разрешил взыскивать с кредиторов банкротов больше
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Коллегия по экономическим спорам (КЭС) ВС рассмотрела жалобу Сбербанка на решения арбитражных судов, взыскавших с него 1,3 млн руб. Такую сумму требовал конкурсный управляющий ОАО "Руслизинг", успешно оспоривший предбанкротную сделку должника по перечислению банку 2,3 млн руб. В результате деньги компании, находившиеся у банка два с половиной года, были признаны неосновательным обогащением и возвращены. Статья 1107 Гражданского кодекса (ГК) позволяет потерпевшему взыскать возмещение в виде процентов за пользование деньгами и дохода от имущества, который обогатившееся лицо могло на нем заработать. Управляющий потребовал 0,5 млн руб. процентов (по ставке рефинансирования ЦБ) и 0,8 млн руб. дохода, исходя из средней ставки Сбербанка по коммерческим кредитам — 14,7%. Нижестоящие суды полностью удовлетворили иск.

 

Банк добился передачи дела в КЭС, ссылаясь на то, что нельзя дважды наказывать за одно и то же правонарушение, то есть взыскивать можно либо проценты, либо доход. Кроме того, по мнению Сбербанка, если неосновательное обогащение было в денежной форме, то взыскивать потерпевшее лицо может только проценты. Это первое подобное дело, рассмотренное ВС.

 

Коллегия согласилась, что одновременно взыскивать и проценты, и доход в полном объеме нельзя. Но отметила, что помимо права на проценты, которые не требуют доказывания и взыскиваются по правилам ст. 395 ГК (сейчас это 10% — размер ключевой ставки ЦБ), потерпевший вправе получить и доход в части, превышающей сумму процентов, если докажет его размер.

 

Юристы считают решение ВС прецедентным и значимым. Это первое разъяснение ст. 1107 ГК такого уровня, подчеркивает партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" Максим Платонов. Яна Чернобель из коллегии адвокатов "Барщевский и партнеры" добавляет, что конкурсные управляющие почти всегда пытаются взыскать подобные возмещения в ходе банкротств.

 

Проценты, признают юристы, взыскать легче — они, по сути, гарантированы. Например, управляющий обанкротившегося ООО "Дан-Строй" взыскал в аналогичной ситуации со Сбербанка 5,5 млн руб. процентов, а ООО "Бауер Казань" получило 6,9 млн руб. процентов с банка Казани. Однако в таких случаях сумма процентов может быть существенно меньше величины дохода, особенно дохода банков, поскольку ключевая ставка ЦБ РФ меньше ставок коммерческих кредитов. Но встает вопрос о доказывании этого возможного дохода.

 

В деле "Руслизинга" со Сбербанком, отметила коллегия ВС, управляющий должен был учесть, что сама по себе выдача кредита под определенный процент не гарантирует получение такого дохода — нужно учесть расходы на выдачу займа и его обслуживание, риски невозврата и другие факторы. ВС отменил взыскание с банка 0,8 млн руб., посчитав, что истец не доказал размер дохода.

 

Яна Чернобель считает спорным довод, что указания размера средней ставки по коммерческим кредитам недостаточно. "Конечно, каждое лицо должно доказать те обстоятельства, на которые ссылается, но в данной ситуации у банка было больше возможностей опровергнуть величину ставки, чем у конкурсного управляющего, не имеющего доступа к документации оппонента, доказать ее",— поясняет юрист. Максим Платонов соглашается, что необходимость доказывания всех расходов и рисков обогатившегося лица делает доказывание его дохода крайне сложным.

 

Исходя из позиции ВС, выигрывать в такой ситуации будут те потерпевшие, у которых есть доступ к информации. "В первую очередь это банки, которые являются кредиторами коммерческих организаций и имеют на руках их финансовую документацию, и их конкурсные управляющие",— говорит господин Платонов. По данным картотеки арбитражных дел, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) нередко прибегает к взысканию процентов с сумм неосновательного обогащения в пользу обанкротившихся банков, пополняя конкурсную массу. Решение ВС, по мнению юристов, может позволить АСВ взыскивать больше.

 

Анна Занина