На прошлой неделе, когда Дональд Трамп готовился вступить в должность, издание The New York Times заявило, что "больше всего выиграет от политических изменений в США президент России Владимир Путин".
Психоз США, или почему во всем обвиняют Россию
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Почему? Потому что Путин "делает все, чтобы ослабить американскую демократию, вмешиваясь в выборы в США, дестабилизировать Европу и ослабить, если не разрушить НАТО - альянс, который он винит в распаде СССР".

 

А если учитывать высказывания Трампа о Евросоюзе и НАТО, у Путина явно есть единомышленник в Белом доме.

 

Издание может быть право насчет того, что Путин выходит на первое место, но все эти обвинительные заключения – это уже слишком, пишет Даниэль Лазаре в своей колонке на The Strategic Culture Foundation.

 

Президент России не пытается ослабить демократию США – США сами успешно справляются с этой задачей. Он не дестабилизирует Европу – силы, подрывающие ЕС, порождаются самим Западом. Финансовый крах 2008 г., поток беженцев, после того как США вторглись в Афганистан, Ирак и Ливию, "смена режима" в Сирии – что из этого инициировал Путин?

 

Хотя The New York Times совершенно правильно отмечает – Путин выходит на первое место. У него есть "друг" в Вашингтоне, он управляет ситуацией на Ближнем Востоке и, похоже, скоро будет в состоянии добиться сближения с Европой. Так что самый главный вопрос: как у него это получается?

 

Ответ прост. Мастерство и удача. У него есть огромный опыт. И, кроме того, ему крупно повезло: против него играл соперник со слабыми картами. Россия победила, потому что США проиграли.

 

Много лет спустя историки будут обсуждать все эти американские внешнеполитические передряги начала XXI века, будет много дебатов о роли нефти, исламе, сионизме, последствиях финансового кризиса 2008 г. Но в одном они сойдутся – спесь и высокомерие еще никому не принесли пользы.

 

США возникли после падения Берлинской стены как первая в истории "гипердержава". Они обрушили свою военную мощь чуть ли не на весь остальной мир. Приняли участие в серии веселых маленьких войн в Панаме, на Балканах и в Персидском заливе. Такие непобедимые США! А потом они вторглись в Афганистан и Ирак. И вот это было серьезной ошибкой.

 

Что пошло не так?

 

Конечно, историки будущего согласятся, что Обама мог бы предотвратить катастрофу, порви он с военизированным внешнеполитическим истеблишментом Вашингтона.

 

Но пойти на это для США означало бы отказ от некоторых важных союзников и необходимость вырабатывать новые отношения с другими союзниками. Словом, все закончилось бы воплями протеста от Вашингтона до Эр-Рияда.

 

Так что Обама решил в точности придерживаться существующей политики, вместо того чтобы перейти от эпохи прямого военного вмешательства Джорджа Буша к более гибким средствам общения с внешним миром.

 

И первым примером стала Сирия – одна сплошная кровавая рана на теле Ближнего Востока. После того как Башара Асада призвали уйти в отставку в августе 2011 г., Обама вполне мог послать сотни тысяч американских солдат выбросить баасистов и установить проамериканский режим на месте. Никто из союзников Вашингтона не возражал бы.

 

Но он приказал ЦРУ начать разрабатывать план по поддержке сил против Асада и заставил госсекретаря США Хиллари Клинтон убедить "друзей Сирии" - Саудовскую Аравию, Катар и ОАЭ – поддержать повстанцев деньгами и оружием.

 

Большая часть внешнеполитического ведомства согласилась.

 

Копайте глубже

 

И чем больше администрация Обамы пыталась реализовывать свою стратегию, тем больше она становилась жертвой фатального противоречия. Причина проста. Обама утверждал, что действует в пользу демократии, но страны, на которые он опирался в своих действиях (страны Персидского залива), являются одними из самых автократичных стран в мире.

 

Чем больше денег и помощи они направляли оппозиции, тем больше она уходила от принципов демократии.

 

Несмотря на то что Белый дом продолжал подпитывать миф об "умеренных" повстанцах, вскоре стало понятно, что все эти опасные варвары и головорезы - фанатичные суннитские фундаменталисты, в каком-то смысле настоящие людоеды – были полностью под контролем.

 

В августе 2012 г. разведывательное управление Министерства обороны США сообщило, что "Аль-Каида" (террористическая организация, деятельность которой запрещена в России) и салафиты стали "главными движущими силами повстанцев" и их цель состояла в том, чтобы разжечь антишиитскую сектантскую войну и установить "Царство салафитов в Восточной Сирии" - та же область, где ИГИЛ установит свой халифат два года спустя. И все же администрация изменить свою стратегию отказалась.

 

В октябре 2014 г. вице-президент Джо Байден пожаловался, что союзники США в Персидском заливе "были так решительно настроены на свержение Асада, что готовы были отдать сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн военного оружия тем, кто станет бороться против Асада, кроме тех, кто поддерживал группировки "Аль Нусра" и "Аль-Каида" в других частях мира".

 

В ответ Обама велел ему извиниться перед главами стран Залива за эту правду.

 

Замечания госсекретаря США Джона Керри в сентябре прошлого года были еще более показательными.

 

В ходе 30-минутной встречи в ООН он отметил, что цель США - не бороться с исламским государством, а скорее использовать ИГИЛ ("Исламское государство" - террористическая организация, деятельность которой запрещена в России), чтобы оказать давление на Асада и заставить его присоединиться к проамериканскому правительству.

 

Использование террористов

 

Так что пока США утверждали, что выступают против ИГИЛ, они были на самом деле счастливы использовать его в качестве рычага, который позволял отодвинуть Асада от власти.

 

И пока США придерживались официальной позиции, что Россия вмешивается, чтобы поддержать Асада, Керри признался, что главная причина заключалась в том, чтобы помешать вторжению ИГИЛ в Дамаск. Можно было бы разумно заключить из комментариев Керри, что Россия больше заинтересована в борьбе с "Исламским государством", чем США.

 

И почему-то Керри вбил себе в голову, что, свергнув Асада, ИГИЛ вежливо отойдет в сторону, чтобы дать возможность проамериканским силам выступить на первый план. Идея ничуть не менее бредовая, чем уверенность Джорджа Буша в 2003 г., что после войны в Ираке можно спокойно вернуться домой, будучи уверенными, что проамериканский режим будет поддерживать порядок в его отсутствие.

 

Саудовская Аравия – еще один больной на Ближнем Востоке, также находится под угрозой. Вместо миллиона беженцев в Европе было бы в пять или десять раз больше. Этого хотел Обама? Трудно поверить, но его политика ведет именно к этому.

 

Хотя Обама предсказал, что Путин погрязнет в трясине, Путин не стал давать обещания, которые не смог бы выполнить.

 

Кульминация наступила 14 месяцев спустя, когда сирийские правительственные войска, при поддержке российских военно-воздушных сил, в конце концов, выгнали "Аль-Каиду" и ее сторонников из Алеппо. Турция фактически перешла на другую сторону, пытаясь наладить отношения с Москвой и участвовать в совместных бомбардировках повстанческих сил внутри Сирии. Курды, зависимые от американской поддержки, остались в подвешенном состоянии.

 

Почему Путин победил

 

Вот почему Путин вышел на первое место: потому что политика США ведет к катастрофе и никто не в состоянии навести порядок. Керри признал, что когда Путин решил заступиться, администрация Обамы практически ничего не могла поделать.

 

На пресс-конференции в Белом доме через несколько дней после российской интервенции репортер спросил, почему США позволили себе уйти от участия. Ответ последовал спустя добрых пять минут.

 

Обама заявил: "Америка – крупнейшая и сильнейшая экономика мира. Наши рейтинги растут. Мы более активны, когда речь идет о решении международных вопросов. Но Россия слаба. Их экономика падает на 4% в год. Они изолированы от мирового сообщества, учитывая санкции, налагаемые не только нами, но и некоторыми их ближайшими торговыми партнерами. Их главными союзниками на Ближнем Востоке были Ливия и Сирия..., и эти страны сейчас распадаются".

 

Словом, Обама выставил Россию проигравшей стороной и проигнорировал свою собственную роль в уничтожении Ливии и Сирии или разжигании конфликтов в восточной Украине.

 

Он отказался объяснить, почему его собственная политика лишь усугубляла ситуацию.

 

Но сейчас все поменялось. Россия – доминирующая держава на Ближнем Востоке, США в полном хаосе. Демократы должны честно посмотреть правде в глаза, если им так уж не терпится понять, кто на самом деле проиграл. Но они не будут этого делать. Им легче обвинять Путина и Россию.