Россияне очевидно не читают газет. Ни «советских», ни каких других. Потому как вместо того, чтобы искать дополнительные источники дохода, формировать резервы и оптимизировать траты, они снова начали набирать кредиты.
Танцуют все. Снова
globallookpress.com

Объединенное кредитное бюро поделилось очередной порцией знаний об экономически активном населении России. Открытых кредитов у нас с вами стало больше. Как ни меряй. Хоть в долях (61% против 59% в декабре 2015-го), хоть в человеко-штуках. В конце позапрошлого года были должны банкам 42,6 млн сограждан, а сейчас — 44,7 млн.

 

При этом есть регионы, где в долговую яму если не попадало, так хотя бы заглянуло почти все работающее население. 99% экономически активных жителей Алтая, например, имеют хотя бы один кредит (а вообще в среднем по два) и должны банку (-ам) в среднем по 106 тыс. рублей каждый.

 

И никак это не объяснить. Ведь не то чтобы Алтай — промышленная столица России и прямо дает своим гражданам обоснованную надежду если не на поступательный рост благосостояния, то хотя бы на давешнюю «стабильность». Нет. Просто взяли кредиты да и… взяли.

 

И здесь хотя бы не такая большая цифра по задолженности. В два раза ниже средних по России 209 тыс. рублей долга. На Чукотке заемщики должны банкам по полмиллиона. Жители ХМАО — примерно по 400 тыс. рублей. В Магадане заемщики в среднем имеют банковские обязательства на 389 тыс. и т. д.

 

Хотя на Чукотке золото есть. В ХМАО — нефть и газ. В Магадане… ну тоже золото и как минимум рыбокомбинат. Есть с чего отдавать. Остальные на что надеются? Точнее, из чего исходят?

 

Непонятно. Действительно, это какое-то социокультурное, даже антропологическое, явление. Четыре года, по оценкам Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), падают реальные располагаемые доходы населения. К будущему году падение составит 10%, и большинство из нас (по уровню доходов) вернется к состоянию нулевых годов.

 

Еще у нас кончается и вот-вот кончится Резервный фонд. Если его там как-то не пополнят, как министр Силуанов говорит.

 

Еще на носу важные выборы. Судьбоносные, как обычно, определяющие стратегию развития страны на ближайшие о-го-го сколько лет. Как всегда.

 

Еще конъюнктура момента так себе. Ну, в целом.

 

Но мы продолжаем брать кредиты. Вот почему? Потому что: а) как-то понемногу уже обустроились в «новой экономической реальности», а потребности-то никуда не делись; б) нам дают — за 11 месяцев 2016 года банки выдали на 13% больше кредитов, чем за аналогичный период 2015-го, рынок микрозаймов и вовсе увеличился на 40—45%; в) нам надо сейчас как-то пожить успеть. Видимо, боимся мы, что потом могут не дать. Я как-то так себе это представляю.

 

В голове крутится слово «временщики». Безадресно крутится и вне всяких осуждающих коннотаций к кому бы то ни было. Констатирующе. Раз уж мы все равно о социокультурном заговорили и антропологическом.

 

А вот сменится тренд, когда «заемщик» и «гражданин России трудоспособного возраста» преобразится в человека. Который способен или хотя бы просто интенцию имеет планировать на сколько-то дальше, чем действие среднестатистического «авось как-нибудь».
Серьезно. Или вот как еще объяснить?

 

Павел Бабушкин, главный редактор Mycreditinfo.ru

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции