Какие страны, кроме России, будут следить за действиями пользователей в Сети.
Глобальная слежка
Fotolia/adiruch na chiangmai

С 1 июля 2018 года отечественные телекоммуникационные компании обязаны будут сохранять информацию о пользовательских «перемещениях» по Сети и данные о голосовых вызовах и текстовых сообщениях. Правда, теперь речь идет о гораздо меньших объемах данных. Банки.ру посмотрел, в каких еще странах существуют подобные законодательные инициативы.

 

Надо сказать, что «пакету Яровой» особый зловещий шарм придает масштабность «замысла»: лишь Россия хочет хранить не только данные о фактах звонков и переписки, но и их содержание в течение такого длительного времени. Об уникальности «русского пути» говорить не приходится: к примеру, в Нидерландах началась подготовка весьма похожего законопроекта, предполагающего хранение пользовательской информации в течение определенного периода.

 

Великобритания

 

В Великобритании о необходимости хранить трафик пользователей говорили уже давно. Первые попытки провести законопроект, развязывающий руки спецслужбам, предпринимались еще в 2012 году, однако тогда они не получили поддержки. В ноябре 2014 года британский министр внутренних дел Тереза Мэй (ныне премьер-министр) в своей речи, посвященной борьбе с терроризмом, снова вспомнила о необходимости хранения данных на уровне провайдеров для возможности последующей идентификации действий конкретных пользователей в Сети. Вернуться к обсуждению законопроекта министр предлагала после следующих парламентских выборов.

 

В итоге в конце 2016 года «закон ищеек», как его прозвали критики, пройдя обе палаты парламента и получив одобрение королевы, был принят. С 2017 года британские спецслужбы могут без постановления суда взламывать телефоны и компьютеры, собирать пользовательские метаданные. Кроме того, провайдеры и операторы должны будут хранить информацию о действиях абонента в течение 12 месяцев. Законопроект вызывал ожесточенную критику как среди представителей отрасли и журналистов, опасающихся за раскрытие своих источников, так и у обычных граждан: петицию против законопроекта подписало больше 150 000 человек. Но, как и в случае с Россией, это не помогло. Интересно, что представитель лейбористской партии Том Уотсон обратился в Европейский суд, который теперь должен рассмотреть закон на предмет соответствию законодательству ЕС, пока еще распространяющемуся на Великобританию.

 

Германия

 

Правительство Германии планирует добавить полномочий Федеральной разведывательной службе (BND). В частности, спецслужбы могут получить в свое распоряжение возможности, чем-то похожие на отечественный СОРМ: будет сохраняться информация о вызовах абонента, их длительности, местоположении и т. п. В предложенных законодательных инициативах есть несколько довольно расплывчатых формулировок, вызвавших особо сильную критику. Так, спецслужбам предоставляется возможность осуществлять онлайн-слежку в «упрощенном режиме» за теми жителями страны, которых нельзя однозначно идентифицировать как граждан Германии, и в целях поиска информации, имеющей отношение к безопасности. Причем при подозрении на отношение к террористической деятельности данные могут собираться и на детей (от 14 лет).

 

Если одну часть «нововведений» обычные абоненты даже не заметят, то другую уже успели почувствовать: раньше при покупке предоплаченной сим-карты не требовалось идентифицировать личность (достаточно было заполнить онлайн-анкету), а теперь для ее приобретения придется предъявлять паспорт. С июля 2017 года продавцы должны будут идентифицировать покупателя и хранить его паспортные данные.

 

Франция

 

Франция — одна из первых стран, упростивших слежку за пользователями в Сети. До 2013 года подобные мероприятия можно было организовывать только «с разрешения» судов, которые тратили довольно много времени на его выдачу. Однако после поправок, принятых в 2013 году, суды обязаны санкционировать слежку сроком на 30 дней после распоряжения премьер-министра страны. После терактов в Париже в ноябре 2015 года правительство Франции провело через парламент еще один пакет поправок, позволяющих санкционировать слежку, опираясь на довольно размытые критерии. Например, «во внешнеполитических интересах» и «для предотвращения массового насилия». При этом высокопоставленные чиновники хотели бы большего: в августе 2016 года министр внутренних дел Бернар Казнев крайне резко отозвался о мессенджерах, позволяющих шифровать переписку, сказав, что они должны по решению суда предоставлять содержимое переписки органам правопорядка.

 

Чехия

 

На путь слежки за Интернетом встает и Чехия. В начале этого года комитет по обороне при парламенте Чешской Республики одобрил законопроект, расширяющий полномочия военной разведки в области мониторинга интернет-трафика без санкции суда. Министерство обороны сравнивает возможные нововведения с системой контроля скорости на дорогах. Однако критики обвиняют правительство в желании контролировать чешский сегмент Сети. Любопытно, что, как и в других случаях, возмущение вызывают весьма размытые формулировки.

 

Печальное будущее

 

Печально констатировать, но Сеть постепенно перестает быть территорией, исключенной из сферы внимания государства. Вслед за ростом количества пользователей, во всем мире растет внимание к Интернету и со стороны спецслужб. Так или иначе, многие европейские государства постепенно приходят к идее необходимости сбора по меньшей мере данных о фактах переписки или звонков граждан. Нужно понимать, что в тех государствах, где эта идея еще не оформилась в законопроекты, политики и, в особенности, представители силовых ведомств внимательно следят за тем, как это реализуется в других странах.