Дональд Трамп мобилизует ресурсы Дели и Токио для давления на Пекин.
Держи Китай шире
COURTESY OF PRIME MINISTER'S OFF / YOMIURI / THE YOMIURI SHIMBUN / AFP

Администрация 45-го президента США Дональда Трампа приступила к выстраиванию своей азиатской стратегии, стержнем которой становится сдерживание Китая. Об этом свидетельствуют интенсивные контакты нового главы Белого дома с главами государств, которые считаются оппонентами Пекина. Первым из них в феврале США посетит японский премьер Синдзо Абэ. По итогам телефонного разговора лидеров США и Индии достигнута договоренность и о визите в Белый дом индийского премьера Нарендры Моди. Сдерживание Китая с опорой на ведущие региональные державы призвано снять опасения союзников, возникшие у них в связи с выходом США из Транстихоокеанского партнерства. Новая стратегия ставит в непростое положение Россию, которой теперь предстоит решать две задачи — укрепить стратегическое партнерство с Пекином, ждущим от Москвы более активной поддержки, и найти новое взаимопонимание с США.

 

Японский бог Дональда Трампа

 

Шок и растерянность, испытанные азиатскими союзниками США после выполнения Дональдом Трампом его предвыборного обещания о выходе из Транстихоокеанского партнерства, быстро уступили место попыткам сцементировать традиционные союзнические отношения и придать им новый смысл. Моделью таких отношений после отказа Вашингтона от ТПП выбрано сотрудничество с Японией.

 

Как было вчера объявлено в Вашингтоне, свой первый зарубежный визит новый глава Пентагона Джеймс Мэттис уже на следующей неделе совершит в Токио и Сеул. Япония, где расквартированы крупнейшие военные базы США, и Южная Корея, где также размещен многотысячный американский контингент, традиционно активно противостоят влиянию Пекина в регионе.

Японо-американский альянс — основа для дипломатии и безопасности региона. Поскольку ситуация с безопасностью продолжает ухудшаться, мы рассчитываем на его дальнейшее укрепление при администрации президента Трампа,— заявил генеральный секретарь японского кабинета министров Есихидэ Суга.

По его словам, Токио выступает "за скорейшую организацию двусторонней встречи на высшем уровне".

 

Сам японский премьер Синдзо Абэ, который впервые сумел встретиться с избранным президентом США еще 17 ноября прошлого года, вскоре после его победы на выборах, готовится к визиту в Вашингтон, который пройдет в ближайшие недели. О стремлении "как можно скорее посетить США и укрепить союзнические связи с новым президентом Трампом" господин Абэ заявил 20 января в своей программной речи в парламенте.

 

Резко возросшая активность Токио связана не только с необходимостью определить будущее американо-японских отношений после выхода США из ТПП. Ситуацию неопределенности создали и критические высказывания Дональда Трампа в адрес азиатских союзников, включая Японию, которые, по мнению избранного президента, должны тратить больше средств на содержание американских баз.

 

Однако, по мнению опрошенных "Ъ" экспертов, азиатская политика Дональда Трампа обещает сохранить гораздо большую преемственность с "поворотом к Азии" Барака Обамы, в отличие от европейского направления политики США, которое может претерпеть радикальные изменения в связи с критическим отношением Дональда Трампа к ЕС.

Несмотря на громкие предвыборные обещания господина Трампа переосмыслить отношения с союзниками по всему миру, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе, первые интенсивные контакты новой администрации США свидетельствуют о том, что о сворачивании американского зонтика безопасности в Азии речь не идет,— пояснил "Ъ" независимый гонконгский эксперт Брайан Ен.

По его мнению, подтверждением этому станут предстоящий визит Джеймса Мэттиса в Токио, за которым последует визит Синдзо Абэ в Вашингтон.

Обе стороны будут исходить из того, что альянс США и Японии должен стать силой, на дальневосточном фланге сдерживающей Китай и Северную Корею,— считает Брайан Ен.

Второй индийский эшелон

 

Начатая новой администрацией в Белом доме перенастройка отношений с тихоокеанскими союзниками происходит одновременно с активизацией ее политики в другом стратегически важном регионе — в Южной Азии. Подтверждением этому стал состоявшийся во вторник телефонный разговор Дональда Трампа с премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

 

Как следует из распространенного по итогам беседы заявления пресс-службы Белого дома, стороны "обсудили возможности укрепления сотрудничества между США и Индией в экономике и обороне, а также вопросы безопасности в Южной и Центральной Азии". Дональд Трамп и Нарендра Моди пришли к общему пониманию, что США и Индия будут "стоять плечом к плечу в глобальной борьбе с терроризмом". При этом Дональд Трамп пригласил Нарендру Моди посетить США в ближайшие месяцы. Судя по всему, визит индийского лидера в Вашингтон состоится еще до его визита в Москву, который пройдет в конце года.

Несмотря на то что в официальных заявлениях сторон по итогам телефонного разговора Дональда Трампа и Нарендры Моди не упоминается Китай, стороны не могли обойти китайскую тему, обсуждая вопросы региональной безопасности. Новая администрация в Белом доме стремится как можно скорее найти точки опоры в разных регионах Азии. В рамках этой политики она попытается пристегнуть Индию к "поясу сдерживания" Китая, который начал создаваться еще при предыдущей администрации в Белом доме,— пояснил "Ъ" базирующийся в Дели вице-президент Observer Research Foundation Нандан Унникришнан.

Впрочем, по мнению эксперта, "Индия пока не готова сыграть ту роль в сдерживании Китая, которую ей хотят отвести США, ставя во главу угла вопросы наращивания своей экономической мощи и избегая прямой конфронтации с Пекином".

В отличие от Японии на данном этапе Индия находится во втором эшелоне азиатского пояса сдерживания Китая, и попытка подтягивания ее в первый эшелон может быть предпринята в ходе намеченной на этот год американо-индийской встречи в верхах,— предполагает Нандан Унникришнан.

Китайский конкурент во всех стихиях

 

Оценивая перемены, происходящие в американской политике в Азии после смены власти в Белом доме, опрошенные "Ъ" эксперты обращают внимание на то, что личные отношения между предыдущим президентом США Бараком Обамой и председателем КНР Си Цзиньпином не были теплыми. Тем не менее отсутствие "личной химии" между двумя лидерами, а также курс Барака Обамы на мягкое сдерживание Китая путем создания в Азии пояса дружественных США государств не помешали развитию диалога между США и Китаем и их активному взаимодействию — главным образом в экономической области.

 

Именно по этой сфере Дональд Трамп и собирается в первую очередь нанести удар.

Азиатско-тихоокеанское направление обещает стать для президента Трампа ключевым. Первостепенное значение будет иметь вопрос об отношениях с КНР, и это не случайно. Антикитайские настроения растут не только среди американских политиков, экспертов и военных, но и у представителей деловых кругов. Американские бизнесмены ощущают растущую конкуренцию в регионе и за его пределами и испытывают трудности, связанные с китайским промышленным шпионажем, нарушением авторских прав и демпинговой торговой политикой,— пояснил "Ъ" замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН Федор Войтоловский.

По словам эксперта, высокие темпы развития китайских программ военного строительства и активность китайской армии на море, в воздухе, в космосе и в киберпространстве, а также опережающая динамика китайских оборонных расходов вызывают все большую озабоченность и у американских военных и спецслужб.

В этой ситуации можно ожидать дальнейшего укрепления в администрации Трампа и американской элите в целом настроений в пользу военно-политического сдерживания Китая,— резюмирует Федор Войтоловский.

Оценивая первые контакты новой команды в Белом доме и график поездок ее представителей, в который были включены Япония, Южная Корея и Индия, собеседники "Ъ" отмечают, что перед администрацией Трампа стоит еще одна ключевая задача в Азии — выработать такую модель отношений с союзниками и партнерами, которая позволила бы ограничить возможности Китая влиять на их политику. Для этого США будет необходимо нарастить сотрудничество с этими странами в экономической и военно-политической сфере, создать для них систему не только негативных ("китайская угроза"), но и позитивных стимулов.

 

Москва между Вашингтоном и Пекином

 

Новая азиатская стратегия Дональда Трампа ставит в весьма непростое положение Россию, которой теперь предстоит решать две трудносовместимые задачи — укрепить стратегическое партнерство с Пекином и искать новое взаимопонимание с США.

В Пекине всерьез опасаются, что вслед за ужесточением антикитайской риторики в США последуют конкретные шаги новой администрации в Белом доме, направленные на оказание давления на Китай. В этой непростой для нас ситуации мы рассчитываем на активную поддержку со стороны Москвы, которая будет иметь для нас исключительно важное значение,— сообщил "Ъ" китайский дипломатический источник в Москве.

Между тем опрошенные "Ъ" эксперты отмечают, что намечающиеся противоречия между Вашингтоном и Пекином создают для Москвы новое окно возможностей, учитывая, что обе стороны будут заинтересованы обеспечить ее лояльность и в обмен на это пойти на некоторые уступки.

 

Собеседники "Ъ" напоминают, что, когда против России были введены западные санкции, Китай воспользовался трудным положением партнера. В ходе переговоров о цене на газ и строительстве идущих в Китай из РФ газопроводов Пекин сумел настоять на своих условиях, не всегда выгодных для Москвы.

Речь не идет о том, что Китай каким-то образом предал своих российских партнеров. Он исходил из собственных интересов, что вполне логично. Москве также надо руководствоваться в первую очередь собственными интересами и помнить: мы никого не предаем, но и никому ничем не обязаны,— пояснил "Ъ" старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников.