Верховный суд Британии постановил, что правительству страны потребуется согласие парламента для того, чтобы запустить в действие процесс выхода из ЕС.
Что означает решение Верховного суда по Brexit?
Getty Images

Что это означает и может ли это воспрепятствовать расставанию страны с Евросоюзом?

 

Что именно постановил Верховный суд?

 

Верховный суд постановил, что правительство обязано заручиться согласием обеих палат парламента перед тем, как вводить в действие 50-ю статью Лиссабонского договора и начинать формальный выход страны из ЕС.

 

Поскольку Британия стала членом ЕС в результате закона - Парламентского акта от 1972 года, то и для выхода из ЕС тоже потребуется соответствующее законодательство.

 

Какая из палат - палата общин или палата лордов - может стать наибольшим препятствием для "брексита?"

 

Палата лордов. В палате общин у консерваторов есть рабочее преимущество в 15 голосов, плюс часть оппозиционеров-лейбористов тоже вряд ли посмеет пойти против гласа народа - и проголосует "за".

 

В палате лордов у консерваторов нет большинства, и она может попытаться несколько раз вернуть законопроект на доработку, чтобы оттянуть время.

 

Означает ли это, что 50-я статья не будет введена в действие до марта, как обещала Тереза Мэй?

 

Это возможно. Для того, чтобы стать актом парламента, законопроект должен быть утвержден обеими палатами. Очень часто подобные процедуры занимают несколько месяцев.

 

Однако, теоретически, все можно закончить намного быстрее: в конце концов, этот законопроект будет довольно коротким. Поэтому у правительства по-прежнему есть шанс запустить процесс выхода из ЕС в марте.

 

А может ли случиться так, что "брексита" не будет вообще?

 

Теоретически - да. Но крайне маловероятно. Во-первых, все члены парламента хорошо помнят, что решение о референдуме было принято и одобрено именно парламентом.

 

Во-вторых, любые активные попытки со стороны парламентариев заблокировать процесс могут привести к протестам, которые уже обещала провести Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP).

 

В-третьих, правительство в случае активного сопротивления может объявить досрочные выборы, причем нет никакой гарантии, что все нынешние члены парламента таковыми и останутся. В особенности это касается лейбористов, находящихся в оппозиции, которые на сегодняшний день сильно проигрывают в опросах общественного мнения.

 

Поэтому, скорее всего, ворчать будут, и палки в колеса вставлять будут, но идти против воли электората не захотят.

 

Шотландия в целом проголосовала против выхода из ЕС. Дает ли это решение суда право ее парламенту объявить о втором референдуме о выходе из Британии?

 

А вот тут мы вступаем в область любопытных внутренних британских разборок.

 

Правящая партия в парламенте Шотландии - это националисты, для которых, невзирая на поражение на референдуме, независимость остается главной целью.

 

Они надеялись, что Верховный суд постановит, что без согласия Шотландии (которого она давать не намерена) нельзя начинать процесс выхода.

 

Суд постановил, что заблокировать они ничего не могут, хотя депутаты палаты общин от SNP (националистической партии Шотландии) могут вносить свои изменения и дополнения в законопроект.

 

Закон суров, но он - закон: согласно британской конституции, внешняя политика остается прерогативой исключительно Вестминстера. К тому же референдум о выходе из ЕС носил общебританский характер, следовательно шотландцам, а также жителям Северной Ирландии придется смириться с мнением большинства.

 

То, что они будут сопротивляться до последнего, однако, сомнений тоже не вызывает.

 

А что такое королевская прерогатива, на которую ссылалось правительство, пытаясь вывести парламент из грядущего процесса выхода из ЕС?

 

Это устаревшее понятие восходит ко временам, когда Англия была абсолютной монархией.

 

В теории у правящего монарха есть прерогативы принимать некоторые решения без согласия парламента.

 

Практически, начиная с XIX века, это право перешло к правительству и касается исключительно внешней политики, обороны и безопасности.

 

Правительство утверждало, что поскольку переговоры о выходе из ЕС касаются внешней политики, то парламент тут не при чем.

 

Оппоненты правительства в Верховном суде утверждали, что выход из ЕС затрагивает права всех граждан и, следовательно, должен быть одобрен парламентом.

 

А как в Британии отреагировали на это решение?

 

Предсказуемо: каждая партия и каждая заинтересованная сторона в соответствии со своими взглядами.

 

UKIP заявила, что по-прежнему хочет, чтобы развод с ЕС состоялся как можно быстрее.

 

Партия зеленых признала, что от "брексита" никуда не денешься, но продолжает настаивать, чтобы Британия сохранила полный доступ к свободному рынку, что во многом противоречит главной идее "брексита" - контролю над иммиграцией.

 

Шотландские националисты, с одной стороны, обрадовались, что правительству подрезали крылья, с другой - очень расстроились, что не смогут заблокировать весь процесс, и сказали, что постараются внести как можно больше изменений в проект правительства.

 

Крупнейший профсоюз страны Unite потребовал, чтобы парламент максимально защитил права рабочего класса при выходе из ЕС.

 

Правительство в лице министра иностранных дел Бориса Джонсона, заявило, что суд свое мнение высказал, теперь парламент должен подтвердить мнение народа.

 

Некоторые сторонники сохранения членства Британии в ЕС открыто надеются, что "брексит" можно будет остановить.

 

И что дальше?

 

К счастью для правительства, Верховный суд, хотя и несколько осложнил его жизнь, но все-таки не осложнил его жизнь до степени полного кошмара.

 

Во-первых, ни Шотландия, ни Северная Ирландия не могут наложить вето на "брексит".

 

Во-вторых, Верховный суд постановил, что, хотя с парламентом надо считаться, но не сказал, как именно это должно происходить.

 

Правительство уже объявило, что собирается внести законопроект на рассмотрение в ближайшие дни.

 

Это вовсе не означает, что противники "брексита" будут сидеть сложа руки. Теоретически они смогут попробовать остановить процесс через Европарламент и Европейский суд, с которыми тоже теоретически надо считаться.

 

Еще один судебный процесс? На сей раз в Европейском суде?

 

Юристы, надо думать, довольны, но ситуация яснее не стала.