Выселение неплательщиков из единственного жилья может привести к весьма серьезным, неприятным и неожиданным последствиям.
Новый людоедский закон
Илья Питалев / Коммерсантъ

9 января Министерство юстиции РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект, отменяющий ограничение на взыскание единственного жилья должника в счет погашения его долгов. Взыскание может быть обращено на жилье, по размеру и стоимости не менее чем двукратно превышающее законодательно утвержденную норму для должника и членов его семьи.

 

В настоящее время в соответствии со статьей 446 Гражданского процессуального кодекса РФ выселение из квартиры (дома, комнаты и пр.) невозможно, если она является единственным жильем как для должника, так и для членов его семьи, проживающих с ним совместно. Исключением из этого правила является только жилье, являющееся предметом ипотеки.

 

Почему этот, мягко говоря, спорный законопроект появился именно сейчас? Разумеется, есть поручение Конституционного суда, но это формальная сторона дела. Причина появления этого законопроекта — дефицит бюджета. Дефицит федерального бюджета РФ в 2016 году, по предварительной оценке Минфина, составил 3,5% ВВП, или 3 трлн рублей. По сусекам скребут. Почему бы не отобрать у недоимщиков последнее? Некоторые горячие головы называют этот законопроект социал-фашистским. Но ведь не в рабство же недоимщиков и членов их семей продают. Однако в каждой шутке есть доля шутки: совет Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан 12 января принял решение об изъятии детей из семей, которые являются должниками по услугам ЖКХ.

 

Кого может затронуть этот закон? Тех, у кого есть непогашенная задолженность по налогам, по коммунальным платежам, по кредитам и займам, по алиментам и т. п. Всего задолженность по кредитам есть у 40 млн человек — это более половины экономически активного населения. Неплательщиков по кредитам — около 5 млн человек.

 

С учетом того, что за чертой бедности более 20 млн россиян, число неплательщиков по коммунальным платежам и по налогам может быть близко к этим 20 млн.

 

Однако новый закон коснется не всех неплательщиков, а только тех, у кого, во-первых, площадь единственного жилья более чем вдвое превышает по площади принятую в регионе норму предоставления площади на человека (семью) или его стоимость вдвое выше, чем стоимость жилья, минимально необходимого человеку (семье) по закону. И во-вторых, сумма не исполненных должником обязательств, а также подлежащих возмещению за счет должника расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора составляет не менее 5% от стоимости имущества, на которое обращается взыскание.

 

С учетом этих обстоятельств данный закон может ударить по миллионам неплательщиков.

 

К каким последствиям может привести принятие этого закона? К увеличению социальной напряженности. Очевидно, что массовое выселение приведет к росту недовольства. Мы видели, как активно сопротивлялась очень небольшая группа валютных ипотечников. А ведь валютных ипотечных заемщиков, например, в феврале 2016 года было всего 25 тыс. человек. Так что агрессивное и головотяпское, как принято в России, применение этого закона может вызвать серьезные беспорядки.

 

К каким последствиям в сфере экономики может привести этот закон? К снижению цен на жилье, ведь на рынок могут быть выброшены миллионы квартир. В первую очередь — в сегменте дешевого жилья.

 

Проект явно сырой. Например, посмотрим на параграф 7 статьи 2: «Если в течение трех месяцев с даты передачи должнику-гражданину денежной суммы для приобретения иного жилого помещения должник-гражданин не приобрел жилое помещение, денежная сумма … перечисляется … в бюджет муниципального образования по месту нахождения имущества, на которое обращено взыскание в соответствии с настоящей статьей. Орган местного самоуправления в течение двух месяцев с даты перечисления в бюджет соответствующего муниципального образования денежной суммы предоставляет должнику-гражданину и членам его семьи, совместно проживающим с ним, иное пригодное для проживания жилое помещение».

 

Между тем в регионах практически нет маневренного фонда, куда могут переселяться неплательщики. Кроме того, не рассмотрен такой возможный случай: а если сумма, полученная должником для приобретения жилья, была им потрачена, например пропита, то, получается, его с семьей выбросят на улицу?

 

Очевидно, что новый закон ударит в первую очередь не по обитателям хором, хотя бы они и были злостными неплательщиками. Эти люди найдут способы спрятать свою недвижимость. Ударит этот закон прежде всего по наименее социально защищенным слоям населения, которым недоступны качественные юридические услуги защиты собственности.

 

Какие выводы? Конечно, по долгам нужно платить. Но вряд ли процесс взыскания долгов стоит превращать в акт людоедства. Особенно в преддверии президентских выборов в России.

 

Максим Осадчий, начальник аналитического управления БКФ 

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции