Экономическая недоразвитость севера Кипра и необходимость для Турции, претендующей на членство в ЕС, решить кипрский вопрос стояли за каждой предыдущей попыткой объединению острова. Однако сейчас необходимость урегулировать кипрский кризис впервые продиктована серьезными экономическими соображениями.
Сейчас или никогда: Кипр в шаге от исторического объединения
REUTERS / Yiannis Kourtoglou

В то время как мировое внимание было приковано к подготовке к инаугурации 45-го американского президента Дональда Трампа, в Женеве 18-20 января проходили не менее интересные события – переговоры об объединении Кипра, на которых присутствовали представители турецкой и греческой общин Кипра, а также стран-гарантов в лице Турции, Греции и Великобритании. По итогам прошедших переговоров сторонам не удалось придти к окончательному решению урегулирования кипрского кризиса, но они продвинулись вперед по многим техническим вопросам. Эксперты даже стали делать прогнозы о том, что в 2017 году как никогда прежде велики шансы на историческое объединение Кипра.

 

Судьба у Кипра не завидная – после обретения независимости от Великобритании в 1960 году он не раз становился полем для выяснения отношений между историческими врагами – Турцией и Грецией. Анкара и Афины оказывали всяческую помощь «своим людям» на острове, а стычки между греками-киприотами и турками-киприотами были обыденным делом на протяжении нескольких лет после обретения Кипром независимости. В 1974 году на Кипре произошел путч, после которого Турция ввела свои войска на остров для защиты турецкого населения от нападений греков-киприотов. Турецкие войска при этом оккупировали северную часть Кипра – больше трети территории острова. Год спустя, в 1975 году, турки-киприоты провозгласили Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК), которую признала, правда, только Турция.

 

Собственно говоря вот так и произошел раскол Кипра на две части, который продолжается и по сей день. Попытки объединить Кипр предпринимались неоднократно, но всегда безрезультатно. Последний раз в 2004 году бывший генсек ООН Кофи Аннан предложил план по объединению острова, который даже был вынесен на референдум в обеих частях острова, однако греки-киприоты проголосовали против «Плана Аннана». С тех пор стороны и не поднимали этот вопрос. В 2004 году сразу после референдума Республика Кипр вошла в ЕС, а ТРСК продолжила оставаться в незавидном статусе непризнанного государства.

 

О необходимости начать новый раунд переговоров об объединении Кипра заговорил лидер турок-киприотов Мустафа Акынджы после того, как в мае 2015 года он был избран президентом ТРСК. Турки-киприоты заинтересованы как никто другой из сторон в объединении острова. Действительно, в частных беседах с турками-киприотами не раз приходилось слышать о том, какое незавидное у них положение: экономика ТРСК развита слабо и полностью зависит от Турции, туристы почти не приезжают на турецкую часть Кипра, так как добраться туда можно только самолетом из Турции, что не очень-то и  удобно, да и в целом выходит в разы дороже, чем отдых на греческой части острова.

 

Именно причины экономической недоразвитости севера Кипра и необходимость для Турции, претендующей на членство в ЕС, решить кипрский вопрос стояли за каждой предыдущей попыткой начала переговоров по объединению острова. Однако нынешняя попытка объединения Кипра имеет существенное отличие – сейчас необходимость урегулировать кипрский кризис продиктована экономическими соображениями. Не так давно крупные месторождения нефти и газа были найдены в прибрежных водах Кипра и Израиля. Это газовые и нефтяные месторождения «Афродита», «Левиафан» и «Тамар». Единственным маршрутом, по которому энергоресурсы из этих мест могут поставляться на европейский рынок, является путь через Турцию. И Израиль, и Кипр, и более того Турция, которая позиционирует себя как важнейший энергетический хаб Евразии, заинтересованы в таком сотрудничестве. Долгое время ситуацию осложнял кризис в турецко-израильских отношениях, однако летом прошлого года сторонам удалось нормализовать двухсторонние отношения. На данный момент трехстороннему энергетическому сотрудничеству мешает только неурегулированный кипрский вопрос. Удивляет также риторика турецких экспертов и обывателей. В большинстве своем они поддерживают объединение острова, а мнение «кипрнаш» и «своих мы в обиде не оставим» лишь изредка встречается среди отдельных маргинальных групп.

 

Хуберт Фаустманн, историк, профессор из Университета Никосии (Республика Кипр), который много лет занимается  кипрским вопросом, полагает, что решение по Кипру будет «сейчас или никогда». Об этом он заявил в интервью Forbes Russia. Правда, по мнению Фаустманна, до апреля не будет окончательного решения. В апреле в Турции пройдет референдум по внесению изменений в Конституцию страны. Будет решаться вопрос, станет ли Турция президентской республикой, и тем самым будут ли усилены полномочия президента Эрдогана.

После референдума в Турции переговоры по объединению Кипра продолжаться и стороны придут к окончательному решению. Ключевой игрок – Эрдоган, — полагает Фаустманн.

Спорными вопросами на переговорах являются вопросы прохождения границ двух частей будущей федерации, разделение властных полномочий между представителями греков-киприотов и турок-киприотов, вопросы выплаты компенсаций вынужденным переселенцам из турецкой части Кипра, а также проблема присутствия турецких войск на территории проживания турок-киприотов. Обе стороны – греки-киприоты и турки-киприоты – настаивают на своих границах будущего объединенного Кипра. На данный момент турки-киприоты контролируют 36% территории острова, но готовы сократить свою территорию до 29,2 %, с чем не согласны представители греков-киприотов. Они настаивают на 28,2 % для турецкой общины острова. Второй спорный пункт – это управление федерацией. Стороны никак не могут придти к компромиссу по вопросу, будет ли попеременное президентство, сколько представителей от каждой общины будет представлено в парламенте и в кабинете министров. 

 

Однако спорным вопросом номер один является вопрос присутствия турецких войск на Кипре. На острове дислоцированы 35 000 турецких военнослужащих, сам факт присутствия которых пугает власти Республики Кипр. Они настаивают на полном выводе турецких войск с острова. Накануне переговоров в Женеве Эрдоган сказал, что не может быть и речи о выводе турецких войск с территории Кипра. Однако в свое время тот же Эрдоган и про сирийского президента Асада говорил, что это диктатор, который должен уйти, а сейчас  готов смириться с его присутствием в Сирии. Так что не стоит удивляться, если в скором времени турецкие войска покинут остров и после более чем сорокалетнего кризиса остров наконец-таки объединится.