Но теперь ему грозят долги и возможные ограничения США/
Китайский рост поддержал дешевый юань
Damir Sagolj / Reuters

Китай в прошлом году избежал "жесткой посадки", свидетельствуют данные о ВВП страны,— показатель, как и ожидалось, увеличился на 6,7%. Поддержку росту оказали увеличение госрасходов, а также высокие темпы кредитования. Эксперты, однако, указывают на ограничения для применения этих мер в будущем на фоне и без того высокой долговой нагрузки. Фактором риска могут стать и торговые санкции со стороны США — в администрации Дональда Трампа уже заявили о готовности к мерам в отношении стран, "нарушающих торговые соглашения".

 

ВВП КНР в четвертом квартале 2016 года вырос на 6,8% в годовом выражении — несколько выше ожиданий аналитиков (в среднем они предсказывали рост на 6,7%, то есть аналогичный показателю за июль--сентябрь). В целом по году, однако, рост экономики замедлился до 6,7% с 6,9% в 2015 году, сообщило в пятницу Нацбюро статистики КНР. Годовой показатель стал самым низким с 1990 года (тогда — 3,9%), однако соответствует официальному ориентиру роста в диапазоне 6,5-7%. В Пекине исходят из того, что вплоть до 2020 года рост сохранится на уровне не ниже 6,5% в год. Председатель КНР Си Цзиньпин на форуме в Давосе заверил, что поддержку спросу окажет реструктуризация экономики, переходящей к "новой нормальности". Такой же прогноз на этот год дают Всемирный банк и МВФ — последний, впрочем, отмечает высокую долговую нагрузку, а еще в октябре ожидал падения темпов роста ВВП до 6,2%.

 

Пока же ускорение роста в четвертом квартале поддержал спрос на недвижимость — вложения в нее выросли на 11,1% в декабре после 5,7% прироста в ноябре (в целом по году — 6,9%). Этому способствовал и высокий рост кредитования (13% год к году, в основном ипотека). Оборот розницы также существенно вырос — на 10,4%, а промпроизводство увеличилось за год лишь на 6% (сталелитейная и угольная отрасли сократили выпуск). Экспорт в сравнении с 2015 годом сократился на 2%, а импорт вырос на 0,6%. При этом инвестиции в основной капитал увеличились на 8,1%, в том числе вложения госхолдингов — на 18,7%, а частного сектора — лишь на 3,2%.

 

Эксперты отмечают, что ускорение роста, скорее всего, будет недолгим — из-за ограничений на рынке недвижимости и ужесточения условий кредитования (в том числе ради борьбы со снижением курса юаня и оттоком капитала). Так, в Nomura ожидают, что ужесточение регулирования рынка жилья приведет к его падению в 2017 году, что вновь потребует наращивания госинвестиций. В Capital Economics отмечают, что рост в четвертом квартале действительно ускорился, но полагают, что статистика не полностью учла спад в первой половине года. В UBS же указывают, что суммарная долговая нагрузка выросла с 254% ВВП в 2015 году до 277% на конец 2016-го, и на обслуживание старых займов направляется растущая доля новых.

 

Дополнительным фактором неопределенности остается и политика новой администрации Дональда Трампа, не раз обвинявшего Китай в нарушении условий торговли и занижении курса юаня. После инаугурации Белый дом уже объявил о планах отказа от участия в Транстихоокеанском партнерстве, а также потребовал пересмотра условий североамериканской зоны беспошлинной торговли (НАФТА, объединяет США, Канаду и Мексику), чтобы "соглашение было более справедливым в отношении американских рабочих". КНР в сообщении не упоминается, однако в нем обещаны "ответные меры в отношении стран, нарушающих торговые соглашения". Для этого, впрочем, потребуется признание Китая "валютным манипулятором" — однако более года интервенции Нацбанка страны направлены на поддержку юаня, чей курс снижается на фоне укрепления доллара и рекордного оттока капитала из страны.