Мировые СМИ обсуждают вступление Дональда Трампа в должность президента США. Они называют произнесенную им инаугурационную речь «жесткой в оценках», «грубой» и «столь же мрачной, как и его предвыборная кампания».
Зарубежные СМИ — об инаугурации Дональда Трампа
Win McNamee/Pool TPX IMAGES OF THE DAY / Reuters

Кроме того, они предполагают, что вступление господина Трампа в должность должно стать «сигналом для Европы», что Америка при нем станет другой. В то же время британские СМИ призывают дать Дональду Трампу шанс, подчеркивая, что в мире с его избранием «ничего ужасного не добавилось».

 

The San Francisco Chronicle (Сан-Франциско, США)

 

Дональд Трамп принес присягу в качестве 45-го президента США, обещая восстановить благополучие разочарованного рабочего класса, который, по его словам, был давным-давно забыт политическим истеблишментом, процветавшим на фоне сокращения рабочих мест и закрывающихся заводов. Во время мощной 16-минутной речи, поразительно популистской и националистической, новый президент совершенно отказался от тона примирения, который обычно используют после выборов, едва обратив внимание на большинство избирателей, которое за него не голосовало, и на политических противников, которые сидели за ним.

 

The Washington Post (Вашингтон, США)

 

Представляя свое вступление в должность как качественно новое и глобальное по своему влиянию, Трамп выступил с мрачной инаугурационной речью, в которой пообещал оставаться верным всем американцам. Но он не предпринял почти никаких усилий для того, чтобы успокоить страну, все еще страдающую от ран, нанесенных ей самой «грязной» предвыборной кампанией за всю современную историю, и показал, что собирается руководить, как если бы продолжал свою вечную предвыборную кампанию.

 

Инаугурация продемонстрировала парадоксы Дональда Трампа. Его речь была хлестким обвинительным актом тем самым законодателям и бывшим президентам, которые сидели за ним на трибунах. Но уже через несколько минут, перейдя в Капитолий, президент общался как со старыми приятелями с руководителями обеих партий в Конгрессе, которые воплощают тот установленный порядок, который он поклялся разрушить.

 

Трамп не упомянул в инаугурационной речи своего оппонента, бывшего государственного секретаря Хиллари Клинтон, которая получила на 3 млн голосов больше самого Трампа. Но позже, во время обеда в здании Капитолия, он сказал, что «очень польщен» тем, что Клинтон, которую во время предвыборной кампании он называл «Бесчестной Хиллари», присутствовала на инаугурации вместе с мужем, бывшим президентом США Биллом Клинтоном, и предложил другим находившимся на обеде высокопоставленным лицам поприветствовать пару аплодисментами.

 

The Wall Street Journal (Нью-Йорк, США)

 

Инаугурационная речь была абсолютно «трамповской». Она была некрасивой, незатейливой, грубой. Он представил себя не как республиканец или консерватор, а как независимый популист. Главный смысл речи: «Вы помните, что я говорил во время предвыборной кампании? Так вот, я не просто говорил. Я говорил, что думаю, искренне. Все до единого».

 

Речь была жесткой в своей оценке той пропасти, которая существует в Америке между ведущими и ведомыми. И это было очевидным обвинением почти всех, кто сидел с ним на трибуне. Эта речь наэлектризует его сторонников. Они будут чувствовать удовлетворение от того, что они понимали его и знали, кого поддерживают. И она усилит дискомфорт вашингтонского истеблишмента. Республиканские лидеры надеялись, что речь успокоит их страхи, что превосходство традиционной политики сохранится. Об этом можно забыть. Это была декларация того, что президент собирается идти своим собственным путем, и им лучше бы последовать за ним.

 

Итак, теперь все только начинается. И повторить это необходимо: за всю нашу жизнь мы не переживали такого политического момента. У нас никогда не было такого президента, такого попирателя норм. Мы плывем по морю, для которого еще не нарисовали карты.

 

The Daily Express (Лондон, Великобритания)

 

Уже тошнит от всей этой сопливой либеральной интеллигенции, которая вылезает на наши экраны каждый вечер и говорит, каким чудовищным президентом Трамп будет. Может, будет, может, не будет. В любом случае Америка проголосовала за него, и ничего такого ужасного не добавилось в мире, который за последние несколько лет видел и террор, и войну, и хаос, и страдания. Так уже утомительно смотреть на всех этих британских журналистов и чванливых знаменитостей первой величины, которые задрав нос читают нам лекции о Трампе. Да, он говорит без красноречия, он резкий, откровенно грубый, он сексист. Но дайте ему шанс. Кто знает, может, его политика, если не его личность,— это как раз то, что нужно и Америке, и всему миру.

 

Frankfurter Allgemeine Zeitung (Франкфурт-на-Майне, Германия)

 

Демократическая смена власти совершена. Дональд Трамп как 45-й президент США был приведен к присяге во время гражданско-религиозной церемонии, которая восходит к истории республики. Тем не менее сейчас многие американцы считаю преемника Барака Обамы опасным. У половины мира появилось неприятное ощущение, что теперь в Белом доме восторжествует дух жесткой непредсказуемости и несентиментального национализма. Это ощущение усилилось во время инаугурации Трампа.

 

America first было не только центром его избирательной программы, это — лейтмотив его президентства. Речь Дональда Трампа при вступлении в должность была вызовом, какого раньше никто по такому поводу не произносил. Вызовом против истеблишмента, против Вашингтона, против глобализации, против всех, кто «высасывает соки» из американского народа. Она была националистической по тону и содержанию.

 

Европа должна воспринять вступление Трампа в должность как сигнал: сейчас более чем когда-либо они должны принять тот факт, что от их энергии и готовности к ответственности зависит, как Запад выдержит вызовы современности. Но Америка при Дональде Трампе будет другой Америкой.

 

Handelsblatt (Дюссельдорф, Германия)

 

Никаких примирительных слов. Первая речь Дональда Трампа в качестве президента столь же мрачная, как и его предвыборная кампания. Он хочет окончательно оставить позади либеральный мировой порядок, сформировавшийся в послевоенное время. America first.

 

Вступление в должность нового президента США — не празднование победы, а торжественная церемония в честь демократии. Политические конфликты отходят на задний план, нация объединяется и отмечает мирный переход власти. Так было до сегодняшнего дня. Дональд Трамп, 45-й президент США, собирается разрушить существующий порядок, поэтому неудивительно, что его сторонники нарушают политические конвенции.

 

Сам Трамп в момент своего триумфа не был готов говорить в примирительном тоне. Он описывает Америку как место, где господствует тьма, полное остановленных фабрик, как страну, которой правят банды, наркотики и преступность. Для Трампа с его вступлением в должность время упадка подошло к концу. Хотя это противоречит экономической реальности, но соответствует восприятию реальности его сторонниками.

 

Из катастрофы Второй мировой войны американцы извлекли урок, что они должны связаны с прочим миром как надежные партнеры по альянсам и торговле. Против этого либерального взгляда растущего благосостояния и разделенной безопасности идет Трамп со своей националистической логикой нулевой суммы.

 

Дональд Трамп не является сильным президентом. Он лишь президент, который столкнулся с сопротивлением. Ни один лидер США на момент начала своего срока не был столь непопулярен. Америка, которой он правит,— разделенная страна. Социальная напряженность оставит отпечаток на его президентстве. Марши протеста шли на соседних улицах, пока Трамп шел в Белый дом. Полиции удавалось сдерживать демонстрантов. Но только с помощью слезоточивого газа и шумовых гранат.

 

Le Monde (Париж, Франция)

 

В июле 2016, когда Дональд Трамп выиграл праймериз среди республиканцев, мы хотели верить, что он — кандидат-раздражитель, провокатор — теперь будет вести свою кампанию более взвешенно и ответственно. Ничего подобного не произошло. Потом мы воображали себе, что, будучи избранным президентом, осознавая свою ответственность в период передачи власти, он откажется от персональных нападок и угроз в Twitter. Ничего подобного не произошло.

 

И тогда мы стали надеяться, что в день инаугурации, произнося клятву на Библии перед главой Верховного суда, следуя протокольному ритуалу, который происходит в Вашингтоне каждые четыре года, Дональд Трамп, наконец, станет президентом и произнесет речь, какую произносили все его предшественники, только разными словами. От 45-го президента США ждали призыва к объединению, взгляда, несущего надежду, позитивного послания, способного залечить раны от необычайно жесткой президентской кампании. Ничего подобного не произошло.

 

Дональд Трамп, адепт антиутопии, никогда не прибегал к фактам и еще реже ощущал их необходимость. Аутсайдер, который, сделал все, чтобы отстраниться от преемственности и от тех, кто будут после него. В своей речи он не упомянул ни одной исторической фигуры, ни одного из отцов-основателей. Он считает, что решающая страница в американской истории начинается с него. Но послушав его, складывается ощущение, что эта страница будет куцей, скованной лишь только одними границами Америки, решившей никуда не высовываться, кроме как за выгодой одних только американцев.