Потенциал укрепления рубля почти исчерпан, пишут аналитики Sberbank CIB во главе с Томом Левинсоном в своем обзоре.
Почему цикл укрепления рубля заканчивается?
Алексей Дружинин / РИА Новости

На эту мысль экспертов натолкнули последние комментарии высокопоставленных чиновников по поводу того, что власти планируют делать с более высокими, чем ожидалось, поступлениями в бюджет из-за роста цен на нефть.

 

Так, министр финансов Антон Силуанов объявил, что, если фактическая цена нефти в 2017 году превысит изначальный прогноз ($40 за баррель Urals), то дополнительные доходы бюджета не приведут к росту расходов и будут направлены на сокращение использования средств суверенных фондов.

 

Вслед за заявлением Минфина, представители Банка России сообщили, что финансирование дефицита бюджета за счет дополнительных нефтяных доходов «упростит достижение целевого уровня инфляции», а также что регулятор намерен обсуждать с министерством политику формирования международных резервов. Регулятор планировал начать закупать валюту в 2019 году при достижении цены на нефть марки Urals отметки в $55.

При этом сценарии дефицит бюджета будет снижаться быстрее, и Резервный фонд начнет пополняться. В этой связи логика ЦБ вполне ясна: интервенции на валютном рынке (то есть продажа рублевой выручки при одновременной покупке валюты) будут сопровождаться пополнением резервных фондов, — пишут аналитики Sberbank CIB.

«Тем не менее дальнейшие события позволили рынку предположить, что покупка валюты может начаться раньше — возможно, даже в этом году», — пишут эксперты. Сначала первый вице-премьер Игорь Шувалов отметил, что ЦБ может покупать валюту на рынке при текущей цене нефти, а затем министр экономического развития Максим Орешкин добавил, что покупки валюты не будут зависеть от конкретного курса рубля и потенциальный объем не превысит уровень дополнительных нефтегазовых доходов.

 

Аналитики Sberbank CIB полагают, что если ЦБ начнет скупать валюту прямо сейчас, то это осложнит ситуацию на рынке, так как регулятор не сможет в будущем предотвратить усиление инфляционного давления.

Цена нефти, при которой бюджет 2017 года будет сбалансированным, оценивается в $65-70 за баррель Brent, то есть существенно выше самого оптимистичного прогноза средней цены нефти на этот год. Таким образом, бюджет будет дефицитным, и дефицит будет финансироваться из средств Резервного фонда. Покупка валюты ЦБ РФ означает дополнительную рублевую эмиссию, что может осложнить задачу ЦБ по стерилизации излишков ликвидности на рынке для предотвращения усиления инфляционного давления, — пишут аналитики в своем обзоре.

Пока не ясно, что кроется за всеми этими заявлениями — «просто вербальные интервенции или же прелюдия к действию», пишут аналитики Sberbank CIB. Но точно можно понять, что правительство и ЦБ озабочены недавним укреплением рубля. С начала декабря 2016 года доллар потерял почти 6 рублей и в пятницу, 20 января, торгуется около 59,7 рублей.

 

По мнению аналитиков Sberbank CIB, нижний порог курса на ближайшее время установлен в районе 60 рублей за доллар.

Похоже, потенциал дальнейшего укрепления рубля при текущей цене нефти исчерпан, — резюмируют они.

Главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин согласен с предположениями аналитиков Sberbank CIB. По его мнению, последние заявления правительства и ЦБ позволяют говорить о возможном ослаблении рубля при текущих ценах на нефть.

Каждые $5 млрд, купленные Банком России, при прочих равных условиях, провоцируют ослабление курса национальной валюты на 1 рубль, и главный вопрос сейчас заключается в том, будет ли ЦБ увеличивать объемы покупок валюты и тем самым бороться с укреплением рубля, или же объемы останутся на уровне заявленных ранее (при цене на нефть в $55 регулятор планировал валютные покупки в размере $15 млрд), — комментирует Кузьмин.

Стратег ВТБ Капитала Максим Коровин считает, что идея снижения волатильности реального эффективного курса рубля является одной из самых важных в текущей экономической повестке.

Вчера Банк России еще раз отметил, что таргетирование какого-то определенного номинального курса является неэффективным, в то время как стабилизировать реальный эффективный курс можно лишь с помощью мер фискальной политики, а размер валютных интервенций не превысит объем дополнительных нефтегазовых доходов бюджета, — пишет он в своем обзоре.

Однако Коровин не исключает, что «в ближайшее время волатильность на рынке может даже немного усилиться». Но при достижении определенных уровней рубль начинает ощущать довольно сильную естественную поддержку. Как это было накануне: после слов Шувалова о возможных покупках валюты регулятором рубль резко ослаб с 59,4 до 60,2 относительно доллара, но уже в районе 60,0 появился значительный рост предложения валюты как со стороны экспортеров, так и со стороны иностранных инвесторов.

Так что, на наш взгляд, ключевыми факторами, определяющими динамику российского рынка, по-прежнему остаются глобальный аппетит к риску и цены на нефть, — написал Коровин.

Ольга Стерина, руководитель дирекции анализа долговых инструментов Банка Уралсиб, уверена, что в ближайшее время ЦБ не вернется к практике валютных интервенций и будет придерживаться свободного курсообразования. Однако согласилась с аналитиками Sberbank CIB в том, что чрезмерное укрепление рубля будет неблагоприятно сказываться на доходах бюджета в условиях фискального дефицита.

Мы полагаем, что в качестве компромисса ЦБ может заметно сократить фондирование банков в валюте, что спровоцирует спрос на валюту и будет препятствовать укреплению рубля. В таком случае вся валюта возвращаемая в ЦБ приведет к росту международных резервов и совокупный эффект будет аналогичен эффекту от проведения интервенций, — заключила она.