Способов налогового планирования на сегодняшний день существует достаточно много. На ряду с этим, интерес к одному из них – дроблению бизнеса, растет. Компании все чаще прибегают к его использованию. С чем это связано?
Налоговая дробилка: отказ от офшоров заставляет бизнес менять структуру
Getty Images

Драйвером усиления интереса бизнеса к дроблению как раз и явилось снижение популярности других способов налогового планирования. Например, с принятием законов, направленных на деоффшоризацию, перед российскими компаниями возникли препятствия по использованию оффшоров в целях вывода капитала и налогового планирования. Интерес бизнеса также снизился в отношении компаний специального назначения – так называемых фирм-«однодневок». С каждым годом в законодательство вносят все больше поправок, направленных на ужесточение мер против них. Более того, с 2015 года в выявлении использования «однодневок» налоговым органам помогает автоматическая система АСК НДС-2. Она значительно ускоряет процесс анализа цепочки контрагентов, делая это за несколько минут.

 

В связи с этим увеличивается стоимость услуг подобных фирм, ухудшается судебная практика разрешения налоговых споров по вопросу получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

 

Немаловажным можно назвать и влияние изменений, направленных на минимизацию использования внутрифирменных (трансфертных) цен в сделках между взаимозависимыми лицами с целью уклонения от уплаты налогов. Нововведения позволили ФНС проводить соответствующие проверки (гл. 14.5 НК РФ), что привело к значительному снижению количества таких сделок. Более того, если в рамках проведения выездной или камеральной проверки сделка признана не контролируемой, а ее участники преследуют цель получения необоснованной налоговой выгоды, проверяющие инспектора в рамках такой проверки вправе осуществлять контроль цен.

 

После громкого «дела Орифлейм» стали осторожней относится и к взаимоотношениям со своими материнскими иностранными компаниями в целях вывода капитала. Напомним, в 2014 году инспекция отказала российской компании «Орифлэйм Косметикс» в учете затрат по выплатам роялти своему голландскому учредителю, а также в принятии к вычету соответствующих сумм НДС. Причиной послужили выводы суда о том, что деятельность российской дочки осуществляется в интересах ее учредителя.

 

Дробление бизнеса является весьма эффективным механизмом налогового планирования, так как позволяет среднему и крупному бизнесу пользоваться преференциями, ориентированными на стимулирование мелкого бизнеса. Например, вместо уплаты налога на прибыль, НДС и налога на имущество можно платить один налог (УСН или ЕНВД, к примеру), ставка которого значительно ниже.

 

Чтобы воспользоваться подобными привилегиями, компаниям необходимо обладать рядом критериев, предусмотренных Налоговым кодексом. Например, ограниченное количество сотрудников, осуществление определенного вида деятельности, ограниченный уровень получаемого дохода, допустимая доля других организаций в уставном капитале и другое. Так как средние и крупные компании не обладают такими критериями, им приходится под них подстраиваться, то есть делить бизнес. Происходит это либо через реорганизацию, либо путем создания новых компаний, изначально подпадающих под условия специальных налоговых режимов.

 

Например, компания «Владимир-ОПТОН» разделила бизнес на оптовую и розничную торговлю, передав по договору аренды автозаправочные станции (АЗС) небольшим организациям, которые применяли упрощенную систему налогообложения. Тем самым компания исключила из своей налогооблагаемой базы доходы от розничной торговли моторным топливом на АЗС. Хотя с начала 2017 года некоторые установленные для УСН лимиты изменятся. Например, максимальный доход, при котором налогоплательщики смогут применять «упрощенку», увеличится до 120 млн рублей. А лимит по остаточной стоимости основных средств – до 150 млн рублей. Использование дробления бизнеса в целях налогового планирования, как и использование других способов, имеет риски предъявления налоговых претензий. Однако судебная практика по этому вопросу складывается весьма неоднозначно. В каждом деле есть свои нюансы, которые могут повлиять на решение суда. В связи с этим компаниям целесообразно обратить на них особое внимание.

 

Важной задачей, которую должны ставить перед собой владельцы компаний, решившие использовать любую из концепций дробления бизнеса, должно являться обоснование цели ее применения. Очевидно, в большинстве случаев это делается, чтобы избежать или минимизировать налоговую нагрузку. Однако, исходя из судебной практики, структурирование бизнеса лишь в целях получения налоговых выгод неправомерно. Тем не менее налоговое планирование может сопутствовать иным экономически обоснованным целям организации. Например, оптимизация бизнес-процессов компании путем разделения ее на отдельные структуры или выделения направлений в отдельный бизнес. Подтверждением должны служить расчеты рентабельности от произведенных действий. Если удастся доказать, что компания преследовала деловую цель, налоговых доначислений удастся избежать.

 

Для этого нужно доказать, что осуществление деятельности не завязано на одном объекте. Такими объектами могут выступать офисные, торговые и складские помещения. Тяжело будет доказать отсутствие цели получения необоснованной налоговой выгоды, если у компаний общий склад без каких-либо перегородок, наличие на нем схожего товара, одна бухгалтерия, осуществление арендных и коммунальных платежей лишь одной компанией из всех. К этому признаку можно отнести и общий телефон, IP-адрес, сайт, архив с документами и даже наличие общей базы поставщиков и клиентов.

 

При проведении проверки налоговики обязательно проанализируют ресурсы компаний-участников процедуры дробления. Если по итогам реорганизации ресурсы останутся по-прежнему на одной компании, или же просто разделяться в пределах лимитов, предусмотренных специальными режимами налогообложения, для налоговиков это станет явным признаком получения необоснованной налоговой выгоды. Например, трудовые ресурсы. Перевод части сотрудников в новую организацию без изменения должностных обязанностей и рабочего места или работа по совместительству в нескольких компаниях признается определенным показателем, но не фактом недобросовестного налогового планирования.

 

Аффилированность вновь образованных организаций вызовет дополнительное внимание проверяющих к новой структуре, особенно если они будут осуществлять схожую деятельность или вести внутригрупповые расчёты. К этой же категории можно отнести и взаимозависимость компании и ее контрагентов.

 

Появление новых организаций неизбежно повлияет на налоговую нагрузку базовой компании, что привлечёт пристальное внимание налоговых органов и, скорее всего, приведет к налоговым претензиям. Поэтому преобразование бизнес структуры через ликвидацию представляется более безопасным, нежили реорганизация данной структуры. Ведь, как известно, «то, что вырастает из-под пепла зачастую оказывается лучше старого».

 

Если в ходе функционирования бизнеса возникла необходимость реорганизации действующей компании, например, в целях уменьшения ее финансовых показателей или активов, придётся пройти по очень тонкому льду. Вероятнее всего, налоговыми органами данная процедура будет трактоваться именно как дробление бизнеса в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Если же дробление бизнеса планируется использовать в целях налогового планирования, следует помнить, что подобный способ имеет налоговые и уголовные риски.