Минтруд не отказался от идеи «налога на тунеядство»: как заявил министр Максим Топилин, ведомству предстоит разработать несколько схем легализации работающих в тени, среди которых самостоятельная уплата страховых взносов во внебюджетные фонды. Банки.ру опросил экспертов, в чем экономический смысл такого «налога» и можно ли будет его собрать.
Надо ли вводить в России налог на тунеядство
Александр Петросян / Коммерсантъ

«Так не может продолжаться бесконечно»

 

Министр труда Максим Топилин считает несправедливой ситуацию, когда люди, работающие в теневом секторе, пользуются социальными услугами, при этом не платя страховых взносов во внебюджетные фонды. Об этом министр заявил в интервью «Российской газете».

Вы сами как считаете, это правильно, когда один человек официально трудится, за него платятся все взносы в социальные внебюджетные фонды или он их платит сам, будучи индивидуальным предпринимателем, а другой имеет доход, но никуда ничего не платит, при этом пользуется теми же социальными услугами, по сути, за счет первого? — сказал он.

Топилин считает своим «профессиональным долгом найти правильный ответ на этот вопрос и закрыть тему».

 

Из-за того, что страховые взносы платят не все, недофинансируются многие услуги, в том числе в здравоохранении, продолжил министр, добавив, что «так не может продолжаться бесконечно». Ведомству предстоит разработать несколько схем легализации (неформально занятых), отметил он.

Кому-то проще будет самому делать за себя минимальный платеж в фонды, за кого-то согласится платить работодатель — частное лицо, — заявил Топилин.

Конкретные суммы возможных платежей пока не рассчитываются, заметил Топилин, однако порядок цифр назвал.

Но раз мы говорим о справедливости, то нужно помнить, что есть медицинское страхование по линии ОМС и пенсионное. Первое обходится регионам примерно в 10 тысяч рублей за одного неработающего в год. Второе, для того чтобы формировать пенсионные права, должно быть минимум 15 тысяч рублей, — сказал он, заверив, что будет учитываться семейное положение и уровень доходов.

В конце сентября 2016 года вице-премьер Ольга Голодец сообщила о том, что разрабатывается законопроект, согласно которому неработающие граждане должны будут платить за использование социальной инфраструктуры. До этого о возможном введении сбора с трудоспособных лиц, официально нигде не работающих, заявлял заместитель министра труда Андрей Пудов.

 

СМИ назвали эту инициативу «налогом на тунеядство». В пресс-службе Минтруда тогда пояснили РИА Новости, что введение сбора обсуждается на экспертном уровне, в контексте изучения такого опыта в Белоруссии. Там в 2015 году президент Александр Лукашенко подписал декрет, согласно которому трудоспособные, но не работающие и не платящие налогов более полугода граждане, проживающие на территории республики, будут уплачивать сбор в размере 20 базовых величин (около 250 долларов в год).

 

Позднее премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что речь идет не о «налоге на тунеядство», а о вовлечении в систему социальных платежей тех людей, которые пользуются ею, хотя сами не делают взносов. По данным Росстата, в III квартале 2016 года в России было 16,3 млн неформально занятых, что составляет 22,3% от общей численности занятого населения.

 

Оформленного законопроекта о страховых взносах для официально неработающих пока нет. Идею, в частности, критиковал глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, который назвал предлагаемый налог «чисто фискальной и очень негуманной мерой», которая идет в обратную сторону от мировых тенденций.

Швейцария голосовала о выплате постоянного безусловного основного дохода каждому гражданину, независимо о того, чем он занимается. Это, в принципе, новое достижение в мире… Сейчас в нескольких странах в ближайшие несколько лет будет голосоваться похожее решение. Это означает, что общество идет к тому, что независимо от твоих достижений, способностей ты должен иметь гарантированные социальные возможности и условия, — сказал Кудрин на Общероссийском гражданском форуме в ноябре прошлого года (цитата по РИА Новости).

Банки.ру спросил у экспертов, какой экономический смысл в «налоге на тунеядство» в той или иной его форме и есть ли у властей инструменты и возможности, чтобы собирать этот налог с официально неработающих или работающих в тени.

 

«Люди не понимают, ради чего их благосостояние должно ухудшаться»

 

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического отдела «Альпари»:

 

— Министр в данном интервью не употреблял понятия «налог на тунеядство», хотя говорил о возможных ситуациях, когда фактически такой «налог» будет введен, только не будет так называться.

 

Смысл такого налога в теории — выведение занятости из теневого сектора и получение доходов в бюджет. Но на практике главное негативное последствие состоит в том, что дополнительные сборы, которыми облагаются физлица, не ведут пропорционально к количеству бесплатных благ для населения. То есть люди не понимают, ради чего их благосостояние должно ухудшаться.

 

Кроме того, любая попытка ввести какие-либо поборы для безработных, не зарегистрированных на бирже труда, приведет лишь к дополнительной нагрузке на государственные службы занятости, которые будут заниматься только формальной регистрацией безработных вместо выполнения своей главной обязанности — трудоустройства тех, кто потерял работу. Также это приведет к тому, что государству придется платить больше пособий по безработице, то есть вряд ли можно будет говорить о дополнительных доходах бюджета. Скорее, будут дополнительные расходы. А многие безработные будут опять устраиваться на работу фиктивно или регистрировать фиктивные предприятия, как это было в 90-е годы.

 

Шансы на собираемость такого налога крайне низки, так как инструментов и возможностей для этого у Минтруда нет. Исходя из этого, полагаю, что также низки шансы на его введение.

 

«Можно было бы снизить налог на доходы и ввести налог на расходы»

 

Дмитрий Монастыршин, ведущий аналитик Промсвязьбанка:

 

— Экономический смысл налога заключается в стимулировании официальной занятости и пополнении доходов бюджета. Для более равномерного распределения налоговой нагрузки между работающими официально и занятыми в теневом секторе можно было бы снизить налог на доходы и ввести налог на расходы в виде налога с продаж.

 

«Единственный способ отыскать «тунеядца» — тщательный мониторинг доходов и расходов»

 

Михаил Мащенко, руководитель аналитического отдела eToro в России и СНГ:

 

— Реализовать эти планы будет практически невозможно: люди всегда найдут способ, как обойти регуляции и не платить очередной налог. Единственный способ отыскать «тунеядца» — тщательный мониторинг доходов и расходов каждого нетрудоустроенного гражданина. Это связано с большими затратами. И трудно представить, что в текущей экономической ситуации правительство будет выделять на это деньги. Если с каждого «неплательщика» планируется взимать 25 тысяч рублей, будет ли это направление рентабельным — большой вопрос.

 

«Реальной картины по тунеядцам составить будет невозможно»

 

Сергей Мельников, главный аналитик Global FX:

 

— Желание правительства покрыть дефицит бюджета в 3,7 триллиона рублей — абсолютно закономерное. Только сама идея «налога на тунеядство» пока выглядит настолько неоформленной, что до ее воплощения в жизнь может пройти не один год. Как именно будет проводиться отбор «тунеядцев»? Конечно, можно анализировать данные по выплате НДФЛ за определенный период, но здесь есть масса подводных камней. А что, если человек уволился (или был уволен) с предыдущего места работы и не смог устроиться на новую?

 

Вариант с анализом расходов потенциальных «тунеядцев» выглядит еще менее правдоподобным. Реальной картины составить будет невозможно, банки не решатся выдавать сведения по потокам средств на счетах физлиц, а зарплаты в конверте не отслеживаются в принципе.

 

«Человек может принять решение не пользоваться государственной медициной»

 

Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

 

— Премьер просил не называть это «налогом на тунеядство», то есть корректнее говорить о всей системе платежей за социальные услуги, медицинские услуги, образование. И тогда логично обсуждать, как быть с теми гражданами, кто не платит в соответствующие фонды отчисления.

 

Это не обязательно человек, который трудится в «теневой экономике». Он, может быть, усердно работал в предыдущие 15 лет, а сейчас имеет накопления и может себе позволить год-два отдыха. И этот гражданин имеет право на пользование услугами в рамках тех отчислений, которые за него были уплачены.

 

Кто-то мог получить официально в наследство деньги, с которых еще и уплатил государству налог. Это может быть домохозяйка-мать, воспитывающая детей. Она, как и ее семья, должны быть освобождены от дополнительных платежей за нее и за детей, по крайней мере пока дети не достигнут определенного возраста. Гражданин может быть реально безработным, и у него может элементарно не быть денег на оплату такого «налога». Или может работать, находясь у черты бедности. Нужно оговорить, в каких случаях с него нельзя такой налог требовать.

 

Наконец, человек может принять решение, что он не будет пользоваться, например, системой государственной медицины, а выберет путь медицинского страхования через частную страховую компанию. И, допустим, будет готов подписать бумагу, что он не претендует на бесплатную медпомощь от государства, тем самым освободив себя от соответствующего платежа. Вот когда все эти аспекты будут учтены в расчетах, тогда и можно говорить всерьез и о принятии такого закона без риска вызвать социальный взрыв. Как в свое время это происходило при введении совершенно правильного по сути, но далеко не сразу доработанного по форме закона о монетизации льгот.

 

«Откуда неработающие люди возьмут деньги для оплаты этих налогов?»

 

Руслан Абрамов, доктор экономических наук, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РЭУ имени Г. В. Плеханова:

 

— «Налог на тунеядство», по сути, обязывает незанятых россиян платить налог за пользование поликлиниками и больницами. Вроде все логично: по сути, работающий налогоплательщик берет на себя обязательства по обеспечению работы поликлиник и за тех, кто не работает и не платит за нее, но пользуется услугами — возможно, даже чаще, чем работающий. Однако если бы вопрос был только в этом…

 

Во-первых, откуда неработающие люди физически возьмут деньги для оплаты этих налогов? Они же не получают пособия. А если получают, тогда у них совсем другой статус. Во-вторых, кто и как будет контролировать процесс сбора налогов? И в-третьих, самое, пожалуй, важное: разве они виноваты, что они не работают? В большинстве случаев все эти люди готовы работать. Но где? Если на рынке труда такая напряженность, которой не было очень давно.

 

В советский период данный налог был оправдан. (В СССР за тунеядство полагалось наказание — до года исправительных работ или до двух лет лишения свободы. — Прим. Банки.ру.) Но в 1991 году соответствующая уголовная статья была отменена. Тогда существовали некие социальные гарантии, защищенность и равные возможности по самообеспечению граждан, как ни странно это звучит. Работы было достаточно. Все, кто желал, мог работать. Пусть зарплаты у всех были относительно равны, но позволяли жить на них. В отличие от современного периода, когда работу найти крайне сложно, а уровень заработка не всегда гарантирует достойное проживание. Ни о какой более-менее стоящей социальной поддержке неработающих, да и работающих тоже, сейчас говорить, к сожалению, не приходится.