Как действия рейтинговых агентств привели мир к финансовому краху.
Буревестники кризиса
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Агентство Moody's признало ошибки в выставлении рейтингов американским ценным бумагам в 2000-х годах, тем самым взяв на себя часть ответственности за глобальный финансовый кризис. Moody's оштрафовали на 864 миллиона долларов. Ранее повинились их коллеги из Standard & Poor's. Подобные дела вновь возвращают к размышлениям о том, насколько объективны эти рейтинги и можно ли вообще верить международным агентствам.

 

Раздувая пузырь

 

Мировой финансовый кризис 2007-2008 годов, тяжелейший за последние 80 лет — до конца от него не оправилась ни одна из ведущих экономик, как известно, начался с краха рынка ипотечных облигаций.

 

Эти бумаги приносили финансистам хороший заработок на растущем американском рынке недвижимости. Качественные и сомнительные долги по ипотеке смешивались в одном котле, выступая обеспечением для выпуска облигаций. Спрос на этом рынке был особенно велик из-за того, что бумаги получали высокие, часто максимальные рейтинги от специализированных агентств, в том числе представителей «большой тройки» — Moody's, Fitch, Standard & Poor's (S&P).

 

В результате завышенного спроса многократно завышенными оказались и цены на эти облигации. Но затем рынок недвижимости прекратил рост, а счастливые обладатели ипотеки стали хуже платить по кредитам. Это вызвало бы кризис в любом случае, но гигантский навес переоцененных производных финансовых инструментов привел к настоящей катастрофе.

 

Спасаться пришлось экстраординарными мерами, которых ранее финансовые власти и представить себе не могли (например, ФРС понизил ставки до нуля). Но даже с учетом принятых мер ущерб от кризиса был колоссальный. Неизбежно возник вопрос о том, кто виноват.

 

Признали ошибку, обещали исправиться

 

Круг лиц, организаций и целых отраслей экономики, причастных к созданию кризисной ситуации, был велик. Однако в случае с рейтинговыми агентствами все лежало на поверхности. Когда мусорным бумагам выставляются максимальные рейтинги, дающие ложный зеленый свет инвесторам, с теми, кто эти рейтинги выставляет, что-то явно не так. И поэтому комиссия по ценным бумагам и биржам вместе с правоохранительными органами США довольно быстро занялась делами, связанными с работой агентств.

 

«Большой тройке» грозили многомиллиардные штрафы. В итоге со всеми удалось достичь досудебного соглашения — на условиях выплаты значительных сумм. В 2015 году свои ошибки признало S&P, отдавшее американским регуляторам 1,5 миллиарда долларов.

 

На прошлой неделе договорились с Moody's: 864 миллиона долларов. Это много, сопоставимо с годовой прибылью компании, но все-таки значительно меньше, чем можно было получить по итогам судебных разбирательств.

 

В то же время агентство, признав ошибки и пообещав принять меры (например, отстранить аналитиков от дискуссий о коммерческой деятельности компании), не пожелало в принципе подвергать сомнению свою методологию и справедливость выставления рейтингов. В Moody's подчеркнули, что соблюдают собственные стандарты, хотя власти США обвиняли агентство именно в их нарушении.

 

Представители американской прокуратуры, в свою очередь, заявили, что агентство подвергалось влиянию своих могущественных клиентов из инвестиционных банков, которые и выпускали переоцененные мусорные бумаги. Возник конфликт интересов.

 

Сделка со следствием достигнута, но проблема не решена. Гарантий, что такой сценарий не повторится, никто не дал, и кардинальных изменений не обещали. Вопрос о том, имеет ли смысл вообще доверять кредитным рейтингам, в том числе и от самых авторитетных агентств, остается открытым.

Это очень тонкий момент. Действительно, после финансового кризиса вылезло, что десятки тысяч бумаг оказались с наивысшими рейтингами, причем далеко не всегда заслуженно. Но если смотреть не на скандальные случаи, а на общую матрицу дефолтов, то ситуация выглядит более нормальной. Критика рейтинговых агентств часто является конъюнктурной, — объяснил «Ленте.ру» управляющий директор Национального рейтингового агентства (НРА) Павел Самиев.