Длительные новогодние каникулы не влияют на эффективность экономики.
Работа не волк. Отдых не заяц
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Вопреки массовым представлениям, россияне не отдыхают больше всех в мире, даже несмотря на длинные новогодние каникулы. Наоборот, оказывается мы очень много работаем. Более того, Банки.ру выяснил, что уровень развития экономики страны вообще не зависит напрямую от количества часов, проведенных гражданами на работе.

 

Мучает совесть, что трудно войти в рабочий ритм после долгих каникул? Готовы согласиться с экономистами и политиками, что январь слишком дорого обходится нашей экономике: никто не работает, а зарплату получаем в полном объеме? Вы переживаете совершенно напрасно. Россияне работают больше жителей большинства стран мира, а отдыхают — меньше. И к проблемам в нашей экономике это не имеет никакого отношения. Если на то пошло, то больше всех в Европе работают греки, а меньше всех — немцы. При этом экономика Германии куда более эффективна и развита, чем греческая.

 

Спрашивается, что мы делаем не так?

 

Два часа в день: для работы или жизни?

 

Оказывается, россияне работают много. Очень много. По крайней мере, арифметически. Мы вообще-то на шестом месте в мире по времени, проведенному на работе. Если сложить все рабочие часы, включая переработку и подработку (те, что подсчитываются официально), за год «набегает» 1 978 часов (данные ОЭСР за 2015 год). Это означает, что «среднестатистический российский работник» не уходил в отпуск весь год и работал по восемь часов даже в короткие дни. Но вы уверены, что все ваши переработки нашли отражение в официальной статистике?

 

Больше нас трудятся только в Мексике, Коста-Рике, Южной Корее, Греции и Чили. А хотите посмотреть, как выглядит топ-10 стран, где работают меньше всего? На первом месте — Германия. В 2015 году средний немец работал 1 371 час. На 600 с лишним часов меньше, чем мы с вами. Следом за Германией идут Нидерланды, Норвегия, Дания, Франция, Люксембург, Бельгия, Швейцария, Швеция и Австрия.

 

Такая разница получается и за счет менее короткой рабочей недели, и за счет более длинных отпусков, а также ограничений в переработке. Во Франции, например, уже давно действует 35-часовая рабочая неделя. В Швеции правительство обсуждает законодательное закрепление 30-часовой рабочей недели. Но по факту на 6-часовой рабочий день уже перешло большинство шведских предприятий. Логика бизнеса проста: при более коротком рабочем дне легче сохранить концентрацию, к тому же не остается времени на соцсети и чай-кофе с коллегами. Зато остается больше времени, которое можно провести с семьей или посвятить хобби. То есть в итоге приходить на работу более отдохнувшим, собранным, готовым к более продуктивному труду.

 

Отпуск в западном стиле

 

Те, чья работа связана с партнерами или коллегами за рубежом, знают, что после 20 декабря деловая жизнь на Западе практически замирает. А уж найти тех, кто работает после католического Рождества (мы сейчас не говорим о тех, кто непосредственно занят в сфере общественного транспорта или общепита и пр.), и вовсе почти нереально. Хотя формально в большинстве стран Европы последний рабочий день прошлого года был 30 декабря, а первый рабочий день этого года — 2 января.

 

Например, в Италии большая часть населения вышла на работу вместе с нами — 9 января. В этот день закончились школьные и студенческие каникулы, во время которых родители предпочли остаться с детьми. Итого — две недели каникул также и для взрослых. Где-то компании просто закрываются на праздники, позволяя сотрудникам отдыхать, где-то сотрудники оформляют отпуска: благо размер ежегодного отпуска позволяет без опасений потратить неделю-другую на зимние праздники.

 

Во многих европейских странах минимальный оплачиваемый отпуск составляет от 25 рабочих дней, то есть пять недель. В Австрии люди получают 30 рабочих дней отпуска (то есть шесть недель), как только их рабочий стаж достигает 25 лет. В Финляндии при долгой работе на одном месте работодатель может в знак благодарности добавлять к отпуску до 18 дней. Таким образом, максимальный размер отпуска может достигать восьми недель. Во Франции и того больше — до 9,5 недели. И это не считая праздничных дней: в среднем в Европе их количество составляет 9—10 дней в году, приводит статистику Международная организация труда (МОТ).

 

Показательно, что все страны, жители которых работают меньше в течение дня, а отдыхают больше в течение года, — довольно богатые. По крайней мере, по сравнению с нами, мексиканцами и прочими «трудоголиками».

 

Работать надо не 12 часов в день, а головой...

 

Вообще идея работать по восемь часов каждый день — устаревшая. О том, что это будет лишним, писали еще в 1930-х годах. Тогда это было довольно популярной идей, даже знаменитый экономист Джонс Кейнс в работе «Экономические возможности для наших внуков», написанной еще в 1930 году, предполагал, что у людей к 2030 году исчезнет необходимость работать более 15 часов в неделю. Как обычно, мечты о будущем оказались светлее суровой реальности, но направление мысли оказалось верным.

 

Если в начале 1900-х годов люди работали в среднем по 3 000 часов в год, то сейчас этот показатель — 1 800, а в наиболее продуктивных странах он еще ниже, приводит цифры эксперт МОТ Джон Мессенджер. А вот после 1990 года сокращение рабочего времени стало «привилегией» преимущественно развитых стран. Так, во всех странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития — своеобразный «клуб» развитых стран, — в последние четверть века продолжительность рабочего времени сокращается. Пусть и не в таких объемах, как предполагал Кейнс. За пределами «клуба» эта тенденция, скорее, редкость...

 

Даже простого взгляда на перечень стран ОЭСР достаточно, чтобы понять: не продолжительность рабочего времени делает национальную экономику сильной. Если взять такой показатель, как продуктивность рабочего времени, то окажется, у работников из Германии она на 70% выше, чем у греков. Конечно, можно принять во внимание и погрешности в расчетах, и профиль национальной экономики обеих стран, и то, что в Греции более распространен семейный бизнес, предполагающий очень плотную занятость, но не обязательно связанную с непрерывной работой... И все равно с учетом всех допущений греки работают гораздо больше немцев. И мы работаем больше. И все развивающиеся страны работают больше. Вообще, это очень показательная корреляция: чем ниже у страны показатель «выработка ВВП за час рабочего времени одного работника», тем больше работают в этой стране. Исключение только одно — Южная Корея.

 

Смерть «кароши», работа «плохой»

 

В Южной Корее средняя продолжительность «рабочего года» — 2 113 часов. Сегодня в этой стране очень распространен термин, впервые появившийся в Японии, — «кароши», или смерть от переработки. С медицинской точки зрения причиной смерти становится инфаркт или инсульт, вызванные стрессом, недоеданием и недосыпанием на протяжении долгого времени. Министерство здравоохранения Японии публикует статистику таких смертей с 1987 года, но общественность считает, что официальные цифры занижены.

 

Вот типичные примеры «кароши». 22-летняя медсестра умерла от инфаркта после очередного 34-часового дежурства, пятого за последний месяц. 34-летний работник крупного производителя снеков умер от инфаркта, работая по 110 часов в неделю (!). Водитель автобуса «накручивал» по 3 000 часов в год без единого выходного на протяжении 15 лет и умер от инсульта в 37 лет.

 

Еще в 2000 году 28% работников в Японии работали больше 50 часов в неделю. Сейчас в стране многие компании вводят ограничения на переработку. Например, «Тойота» ограничила возможность «сверхурочных» 360 часами в год. Благодаря целенаправленной политике государства Япония сейчас опустилась в середину списка стран по продолжительности рабочего времени — 1 719 часов в год.

 

Эстафету «кароши» перехватили молодые «азиатские тигры» — бурно растущие экономики региона. Но само явление работы до потери пульса свойственно и западному миру, пусть и не носит массового характера. Летом 2013 года в душевой кабине на съемной квартире в Лондоне было найдено тело 21-летнего Морица Эрхардта, стажера из Германии, проходившего практику в инвестбанке Merrill Lynch. Предыдущие трое суток он заканчивал работу в 6 утра, приходил домой, только чтобы принять душ, переодеться и вернуться в офис. В очередное утро с ним случился приступ эпилепсии, приведший к смерти. Мориц знал о болезни и принимал лекарства, но то ли он забыл принять очередную таблетку, будучи по горло в работе, то ли из-за сильного стресса болезнь вырвалась на свободу, невзирая на фармацевтическую стражу...

 

Меньше значит лучше

Корея — единственная азиатская страна, которая, будучи развитой, имеет такую большую продолжительность труда, — говорит Джон Мессенджер. — Обычно это характерно для развивающихся стран типа Бангладеш, Малайзии, Таиланда, Шри-Ланки...

По его словам, азиатские страны имеют также наибольшую в мире долю людей, работающих свыше 48 часов в неделю (то есть как при шестидневке).

Если говорить в общем, то долгие рабочие часы ассоциируются с низкой продуктивностью за час рабочего времени, — говорит Месседжер. — Работники много трудятся, чтобы выпустить продукт с минимальной добавленной стоимостью.

Наоборот, чем более квалифицированный и высокооплачиваемый работник, тем меньше времени он работает. Это правило не касается финансового сектора: лондонский Сити, где нашел свою смерть стажер Мориц Эрхардт, живет по своим законам. Но в остальных сферах экономики в западном мире растет количество людей, выбирающих неполный рабочий день. Даже при условии, что их официальный полный рабочий день может быть короче нашего...

 

Таким образом, на практике реализуется теория таксистов, которую разработал американский экономист Колин Камерер. Он заметил, что таксисты в качестве цели держат в голове не количество «намотанных» километров, а определенную сумму денег. И если в один удачный день таксисту удается получить эту сумму довольно быстро, он, как правило, предпочитает закончить работать на сегодня, чем продолжить, рассчитывая заработать гораздо больше.

 

А для скептиков, не верящих, что много работать вредно, — последний аргумент от «отца-основателя» экономической науки Адама Смита.

Человек, который работает умеренно, имея возможность работать постоянно, не только бережет свое здоровье, но в итоге выполняет большее количество работы, — писал он еще в ХVIII веке.

Так, может быть, стоит менее критично относиться к себе в первые рабочие дни нового года? Дело ведь не в том, сколько часов мы проводим на работе. Работая меньше, можно быть более продуктивным. Обеспечив себе тем самым счастье и радость от жизни, а не потрепанные нервы, усталость и проблемы с пищеварением.