"Роснефть" сообщила о передаче 19,5% акций, проданных в декабре 2016 года в ходе приватизации катарскому суверенному фонду QIA и швейцарскому трейдеру, их совместной сингапурской компании QHG Shares Pte Ltd.
Покупатели 19,5% акций компании зарегистрировались в Сингапуре
Сафрон Голиков / Коммерсантъ

Одновременно новые инвесторы заключили с компанией крупный контракт на покупку нефти. Юристы считают, что сингапурская юрисдикция выбрана, прежде всего исходя из преимуществ налогового режима.

 

QHG Shares Pte Ltd (СП катарского инфестфонда QIA и трейдера Glencore), зарегистрированная в Сингапуре, получила право распоряжаться 19,5% акций "Роснефти". По тому же адресу в Millenia Tower находится и сингапурская структура Glencore — Glencore Singapore Pte Ltd. Также вчера "Роснефть" сообщила о заключении контракта с другой структурой новых акционеров — QHG Trading — о поставках нефти. Контракт действует с 1 января 2017 года в течение пяти лет, его объем составит от 4,5 млн до 11 млн тонн в год в опционе поставщика. Совет директоров "Роснефти", как выяснилось, одобрил эту сделку еще 7 декабря, в день объявления о приватизации компании Игорем Сечиным на встрече с президентом Владимиром Путиным.

 

Нефтяная сделка стала дополнением к основной, в рамках которой QIA и Glencore купили пакет "Роснефти" за 692 млрд руб. (€10,2 млрд). По официальным данным, Glencore и QIA вложили совокупно €2,8 млрд, остальное предоставили итальянский банк Intesa и ряд российских банков. На момент объявления о сделке она не была завершена, но 3 января Glencore объявил о закрытии. Как рассказывали собеседники "Ъ" в отрасли, новые инвесторы "Роснефти" получили не только щадящие условия для финансирования сделки, но и смогли навязать ряд своих условий — увеличение минимальных выплат дивидендов с 25 до 35% чистой прибыли по МСФО, а также налоговые льготы для Самотлорского месторождения (решение по ним еще не принято).

 

Партнер адвокатского бюро "S&K Вертикаль" Михаил Ильин говорит, что для каждой сделки проводится предварительный аудит, по результатам которого инвестор принимает решение.

Это связано с движением прибыли и с тем, в какую зону прибыль будет выходить. По всей видимости, аудит конкретно этой сделки показал, что для такого объема инвестиций наиболее тихой гаванью, то есть страной с наиболее льготным налоговым режимом, оказался Сингапур,— объясняет господин Ильин.

Выбор страны, по его словам, осуществляется в основном из-за налоговых преимуществ, касающихся распределения прибыли, получения дивидендов и займов между инвестором и его дочерней, в данном случае российской, компанией.

 

Дмитрий Козлов, Анна Занина