В уходящем году власти продолжили попытки получения контроля над сетями связи.
Пора ли бояться «закона Яровой»
Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

"Антитеррористический пакет" депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова, законодательно закрепивший в стране всеобщую прослушку, вызвал удивление Совета по правам человека, телекоммуникационных операторов, религиозных деятелей, Эдварда Сноудена и обычных граждан, организовавших петиции и митинги за его отмену. Эффект оказался нулевым, но проблемы с технической реализацией закона могут снова продемонстрировать: инициативы по контролю за телекоммуникационной инфраструктурой работают лишь на бумаге.

 

Важность контроля над общением граждан в рунете и других сетях связи государство осознало далеко не вчера. Первыми системами оперативно-разыскных мероприятий инфраструктуру телекоммуникационных операторов стали оснащать еще в середине 1990-х. Сейчас эти технические средства позволяют ФСБ и другим органам после решения суда получать доступ к телефонным переговорам и интернет-трафику человека за последние 12 часов. Во всяком случае так система описана в законодательстве.

 

В последние годы государство стремилось усилить свою роль в сфере регулирования связи. Лучше всего охранительные тенденции аккумулированы в недавнем проекте стратегии развития информационного общества до 2030 года Совета безопасности. Он среди прочего предполагает создание в стране "централизованной системы мониторинга и управления единой сетью электросвязи", которая состоит из сетей передачи данных, телефонных, телевизионных и прочих сетей.

 

Появление в 2016 году "пакета Яровой" хоть и стало неожиданностью, но вполне соответствует тенденциям. Важные положения этого закона — хранение до полугода всех телефонных разговоров и интернет-трафика россиян, а также передача ключей для его дешифровки в ФСБ. В связи с необходимостью срочно "обезоружить терроризм во всех проявлениях", в частности после недавних на тот момент терактов в Париже и Брюсселе, "пакет Яровой" быстро прошел Госдуму и Совет федерации и 6 июля был подписан президентом Владимиром Путиным.

 

Часть общественности негодовала. Совет по правам человека призывал авторов закона не решать вопросы безопасности "за счет нарушения Конституции"; религиозные деятели выступили против ограничений на миссионерскую деятельность; "Почта России" рассказала об огромных расходах, которые понесет в связи с необходимостью проверять посылки. Наконец, телеком-операторы сообщали, что будут вынуждены повысить цены из-за того, что суммарные инвестиции в создание системы снятия и хранения всего трафика и переговоров составят около 2,2 трлн руб. В итоге на сайте "Российской общественной инициативы" появилась петиция за отмену "пакета Яровой", которая быстро набрала положенные 100 тыс. голосов, а митинг против закона в московском парке "Сокольники" — около 4 тыс. человек. Протесты не возымели эффекта, но закон еще могут похоронить проблемы с технической реализацией столь масштабной и не имеющей аналогов системы прослушки.

 

В частности, туманно выглядит техническая реализация требований по снятию с сетей и хранению в течение полугода всех телефонных разговоров и интернет-трафика россиян, которые должны вступить в силу 1 июля 2018 года.

 

Владимир Путин поручил организовать эту систему с использованием российского оборудования и программного обеспечения, чтобы не позволить иностранным вендорам поставить рекорды по объемам выручки от российского рынка. Однако необходимого для работы оборудования и софта нет не только в России, но и в мире. Например, для разделения голосового трафика, сообщений и видео операторам понадобится установить на своих сетях еще не существующую в природе систему. Нет в стране и оборудования для снятия таких огромных объемов трафика с сетей — это нестандартная задача. А имеющееся в стране "железо" для хранения данных просто не производится в нужных объемах. На разработку и выпуск всего необходимого оборудования и софта, а также их установку на сетях операторов осталось только полтора года, но сроки, очевидно, срываются уже сейчас. Так, подзаконные акты к "пакету Яровой" с разъяснением положений и технических требований должны были появиться еще 1 ноября, но до конца года так и не были приняты.

 

Надо отдать должное: если государство совместно с телеком-операторами в конечном итоге все же сможет реализовать этот масштабный проект по снятию, хранению и расшифровке десятков эксабайтов трафика, это станет невероятным российским ноу-хау. Но на текущем этапе проект больше похож на утопию.

 

Мария Коломыченко